Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 6
Дальше: ГЛАВА 8

ГЛАВА 7

Я просыпалась рано, потому необходимость с самого утра сходить в лабораторию сдать кровь меня не раздражала. А вот Мия, которая привыкла, что обычно я в выходные выбираюсь на улицу ближе к обеду, удивилась.
— Куда с утра пораньше? — изумлённо посмотрела она на меня. — Я думала, ты со мной чаю с плюшками попьёшь…
— Не могу, — виновато развела руками и с лёгкой ехидцей добавила: — Господин целитель настаивали, чтобы кровушку я сдавала исключительно натощак.
  Как и предполагалось, соседка и бровью не повела.
— Не знаю, для чего ему твоя кровушка, но правильно настаивает, — авторитетно заявила она. — Надеюсь, ты ненадолго?
— Если опять душеспасительных бесед вести не будут — да, — усмехнулась я.
— Тогда я оставлю твою чашку на медленном подогреве. Нам нужно обсудить предстоящую поездку, — подмигнула Мия, и только теперь до меня дошло, что она в непривычно возбуждённом состоянии.
  Я внимательно осмотрела подругу, отмечая, как она ёрзает, переплетает пальцы и прикусывает губы, и подумала… что портить её ожидание своим кислым «Если я некромантию сдам» будет натуральным свинством. Так что я лишь слегка улыбнулась и насмешливо проговорила:
— Вот именно этим аргументом я буду отбиваться от господина полуэльфа, если его опять заклинит.
  Мия тихонько хихикнула и махнула рукой, мол, выметайся, дорогая соседка.
  Настроение и так было неплохим, а теперь вполне тянуло на уровень хорошего, так что на встречу к Хенриму я отправилась спокойная. Тот тоже порадовал: набрал крови, справился о самочувствии, в очередной раз отметил положительную динамику моего тёмного пятна и похвалил за силу духа. Без сетований, что я упираюсь насчёт лечения. Затем напомнил, что завтра тоже меня ждёт, и отпустил на все четыре стороны.
  День начинался до того замечательно, что впору было ожидать какого–то подвоха.
  Но я не стала давать волю своей паранойе, вместо этого решив провести выходной не в мастерской или библиотеке, как бывало обычно, а с Мией. Раз уж я, спустя год с лишним, признала перед собой, что мелкая целительница стала полноценной частью моего небольшого личного круга, и даже сама назвала её подругой… Стоит выполнять то, что в народе называется дружескими обязательствами. Пусть все друзья, что были у меня до этого, остались в далёкой весне пятилетней давности, как нужно вести себя я помнила. Потому, вернувшись в комнату, первым делом поинтересовалась:
— Какие у тебя планы?
— Грандиозные, — озорно сверкнула Мия серыми глазами и, прежде чем я успела расстроиться, заговорщически добавила: — Планирую не пустить одну техномагичную некpомантку закопаться в учёбу.
  Я облегчённо рассмеялась, с теплом подумав, что мне несказанно повезло с соседкой. Словно Плододающая смилостивилась и за все тяжёлое, что было в моей жизни, подарила мне такого светлого человека.
— Надо же, какая досада, — я плюхнулась рядом с ней на диван и принялась неспешно расшнуровывать высокие ботинки. — А эта техномагичная некромантка как раз решила, что ей лень сегодня учиться. И ей подумалось, что отвлечь одну будущую мозгоправку от учёбы тоже будет весьма полезно.
— Да ты что, серьёзно?! — вытаращилась на меня Мия. — Ты серьёзно решила сегодня провести день со мной?! Я не сплю?!
— Не издевайся, — я легонько стукнула её по голове маленькой диванной подушечкой, а потом смущённо пробормотала: — Я, в общем… подумала… Мне давно нужно сказать тебе «спасибо». Серьёзно, ты так много для меня сделала…
— Не стоит, Яся, мне только в радость, — светло улыбнулась она. — Ты для меня одна из самых лучших подруг…
— А ты у меня единственная, — выдохнула я давно просившиеся слова.
  Мия замерла и как–то непонятно на меня уставилась.
— Я действительно не понимаю, за что ты ко мне так прикипела… — я нервно ломала пальцы, откровенность, да ещё и такая, оголяющая душу, никогда не была моей сильной стороной. — У меня противный характер, и я несколько первых месяцев относилась к тебе откровенно враждебно. Ты… Знаешь, любой другой на твоём месте просто оставил бы попытки, а то и всерьёз обиделся. Но ты…
— Дурочка, — Мия крепко меня обняла. — Молчи, не говори ничего. Я все понимаю. И вижу, как тебе тяжело. Спасибо, что нашла силы сказать вслух то, что и так было очевидно, — отстранилась и, лукаво ухмыльнувшись, стукнула меня по кончику носа. — Да и как я могла тебя оставить? Ты была похожа на промокшего дикого котёнка: милая, несчастная, но с воинственно встопорщившейся шёрсткой и оскаленными зубками.
  От такого сравнения я на миг опешила, а затем покачала головой. Придумает то же! На котёнка…
— Спешу напомнить, что я выше, сильнее и ещё и боевой маг, — сухо проинформировала я.
— Ага, очень страшный и опасный некромант, я помню, — фыркнула не впечатленная соседка, а затем великодушно сказала: — Хорошо, будем считать, что котёнок чёрного окраса.
  И я, не удержавшись, расхохоталась.
— А ты тогда, — утирая слезы, проговорила я ответ, — беленький ушастый кролик. Такая же мягкая и безобидная.
— Кролик и котёнок, — резюмировала Мия и одобрительно кивнула. — Отличная парочка, мне нравится.
— Мне тоже, — широко улыбнулась я.
  Подруга сощурилась, а затем, склонив голову, тихо проговорила:
— А ты знаешь, что за последнюю неделю улыбалась и смеялась больше, чем за весь прошедший год?
— Ты преувеличиваешь, — неуверенно промямлила я и зябко повела плечами. — Я не такая бука.
— Ты вообще не бука, просто всегда была не в меру серьёзной… А стоило в Ульгрейме появиться магистру Керриви, и ты начала показывать такой спектp эмоций, которого я от тебя неделями не видела, — Мия усмехнулась и мягко коснулась моего плеча. — Я не знаю, как у него это вышло, но он делает тебя живой.
— Я знаю, — тихо призналась я, не смея отрицать очевидное. — Уже второй день думаю об этом.
— Может, он тебе нравится? — коварно ударила она.
— Мия, — неодобрительно поджала губы, — что у тебя за романтическое настроение? Вчера ты утверждала, что я ему нравлюсь, сегодня — наоборот.
— Одно другому не мешает, — хихикнула та, а потом очень серьёзно на меня глянула: — Вообще, это было бы хорошо. Возможно, тогда бы ты смогла ему довериться, а он тебе — помочь.
— Мия… — мрачно начала я, но она меня перебила.
— Ясь, я смотрела, как ты просила. Оно и правда растёт. Очень неравномерно, я так понимаю, это связано с работой магистра, но все же. Время у тебя есть, но лучше не затягивать. Я… не имею права на тебя давить, но подумай, пожалуйста.
  После этих слов соседка встала и пошла к себе в комнату. А я замерла с диванной подушкой в руках.
  Не то, чтобы я все ещё не верила словам полуэльфа. Но как–то… все равно это отозвалось болью где–то под рёбрами.
  Мия говорит, что я стала живой. Но в этом и самая большая опасность. В отстраненности и замороженности был свой плюс: все, чего мне хотелось, это спокойствия. Никаких рисков. Никаких излишних встрясок. Впрочем, тогда я ещё не знала, что мне грозит безумие. Теперь я не только знаю, но и… хочу жить. Полной жизнью, насколько это вообще возможно в моем случае. А потому соблазн принять предложение Хенрима слишком велик. Невероятно.
  Пять дней. Всего лишь пять дней прошло с нашего знакомства, а все так изменилось.
— Ты чего зависла? — вернувшаяся Мия пощёлкала перед моим носом пальцами.
— Да так, — отстраненно отозвалась я, моргнув.
— Смотри, — она расстелила на столе какую–то карту. — Как тебе это место? — и ткнула чуть ниже центра пальцем.
— Что это? — непонимающе уставилась я на огромный лист.
— Карта учебного района Коранта, столицы Лиррвирена, — как ни в чем ни бывало, хихикнула Мия. — Я изучала вопрос весь вечер и… Вот здесь находится твой КТМУ, а Высшая школа целителей, где буду учиться я, — тут. Я прикидывала по времени, получается около двадцати минут пешком.
— И что? — все ещё не понимала я, не успевшая переключиться со столь серьёзной темы.
— Есть идея! — воодушевлённо воскликнула подруга. — Нам, конечно, выделят места в общежитиях, но ни в КТМУ, ни в ВШЦ нет такого жёсткого запрета на проживание студентов вне учебных стен, как в Ульгрейме. И я подумала, что мы могли бы с тобой снять комнатку и жить вместе.
— А что, мне нравится эта мысль, — я тоже воодушевилась: перспектива остаться одной с толпой эльфов и группой моих однокурсников меня не прельщала. — Почему именно это место? — тоже склонилась над картой, внимательно рассматривая облюбованный Мией участок.
— Примерно одинаковое расстояние к нашим учебным заведениям. Вот только посмотреть бы, насколько там приемлемы условия. Но нереально… — она задумчиво потёрла подбородок. — Поговорить бы с кем–то, кто там был…
— Я знаю, кто нам поможет! — воскликнула я, хватаясь за очки.
— Магистр? — коварно улыбнулась подруга.
  Я молча показала ей язык, а затем, подключив артик, решительно проговорила:
— Графиня Глория Кайндорф.
  Старшекурсница неожиданно не только оказалась свободной, но и настолько загорелась нам помочь, что примчалась в течение нескольких минут. Причём не одна.
  Каюсь. Я, едва завидев коротко стриженные белые волосы, открывавшие слегка острое пирсингованное ухо и бледно–синие нечеловеческие глаза, судорожно сглотнула и с трудом сдержала желание забиться под диван.
  С Фираэт Керриви или Фирой, как ласково называли её друзья, я, конечно же, была знакома. Как–никак, она не только одна из лучших выпускниц нашего факультета, но и невеста моего троюродного брата. Вот только мы никогда близко не общались, потому что Фираэт уже не училась в Ульгрейме и появлялась здесь достаточно редко. Да и вообще большую часть времени курсировала между Лиррвиреном и Содружеством, помогая родителям и дяде с посольскими задачами.
  Но сейчас я впервые встретила её не как подругу Глории и невесту Марка, а как сестру Хенрима. И чувство было странное, но некомфортное.
— Гляжу, братец на рекорд идёт, — фыркнула она, поправляя воротник–стойку на рубашке. — И недели в Ульгрейме не провёл, а девочка уже и при виде меня дёргается.
— Простите… — я виновато потупилась.
— Я тебе что говорила про выканье, мелкая? — насмешливо спросила полуэльфийка. — Слушай, я всего на шесть лет старше!
— Я исправлюсь, — смущённо улыбнулась я.
— Воу! — Фираэт вытаращилась на меня с показным изумлением. — Ты умеешь улыбаться?!
  Меня такая реакция позабавила, но и вызвала лёгкую досаду. Я серьёзно была настолько букой?
— Фира, ты сейчас ведёшь себя, как Хен, — строго одёрнула подругу Глория. — Хоть ты девочку не изводи, ей твоей братца с головой хватает.
— Это да, это верю, — покивала та, а потом спокойно сказала: — Ясмира, ты если что не стесняйся, говори. Я этому прохвосту голову откручу легко, даже не сомневайся.
— Спасибо, не нужно.
— Да–да, не нужно, — не стесняясь, вклинилась Мия. — Все изменения, которые вы видите в Ясе, произошли благодаря вашему брату.
— «Ты» и «твоему», — скрупулёзно поправила её полуэльфика, а затем смерила пристальным взглядом. — А ты, надо понимать, та самая Мия Орели, потенциально — любимая ученица моего братца?
— Я думаю, об этом пока рано судить, — скромно отозвалась подруга.
— Как раз вовремя, — не согласилась Фираэт. — Вами двоими мне прожужжали все уши. Правда, тобой, Ясмира, гораздо больше.
— Даже не сомневаюсь, — тяжело вздохнула я.
— Так все, хватит смущать девочек, — Глория улыбнулась мне: — Ясмира, что вы там хотели узнать про Корант?
  В результате «Сейчас мы вам расскажем все, что надо знать о Коранте» вылилось в «А мы говорили о том, как?..». Посиделки затянулись до вечера, причём в какой–то момент к нам заглянул сосед Марка Алекс с бутылкой вина, графином апельсинового сока и страдальческим выражением лица.
— Буду должна, — мило улыбнулась ему Фираэт, отбирая тару.
— Ты мне за четыре года столько должна, даже не знаю, как расплачиваться будешь, — закатил глаза он.
  С алкоголем общение пошло веселее, байки — на грани фола. Пропала неловкость, даже я, попивавшая исключительно сок, ощущала себя свободнее. И опять поймала себя на мысли, что тот суррогат жизни, которым я довольствовалась до сегодняшнего дня, меня больше не устраивал.
  Хочу, чтобы через три года я была не только жива, но и точно так же могла потчевать восхищённо внимающих младшекурсников историями из жизни. Разве я так много прошу?..
  Изменения запущены, возврата быть не может. Осталось понять, как найти баланс, чтобы все не рухнуло мне на голову. И я его найду. Обязательно. В конце концов… опасность тоже можно ликвидировать. Устранив того, кто её создаёт. И пусть пока это проще сказать, чем сделать…
  Я — некромант и всегда им останусь. А значит, я найду способ решить проблему. Главное больше не прятаться.
  Решимость изменить все была настолько велика, что когда к нам в комнату заглянула моя боевая пара Альберта, чтобы уточнить, что там с нашими тренировками в связи с моим отъездом, я вдруг пригласила её присоединиться к нашему спонтанному девичнику. Высокая миловидная шатенка очень удивилась, настолько, что это было метровыми буквами написано на её лице. Но приглашение радостно приняла.
  Так и получилось, что мы засиделись до позднего вечера, пока Глории не позвонил муж с закономерным вопросом: где носит супругу до такого времени, если у них были планы? После этого старшекурсница быстро умчалась, прихватив с собой подругу. Но обещала выяснить все детально насчёт жилья и, если получится, договориться за нас.
  Ещё через пару часов ушла к себе и зевающая Альберта, предварительно сообщив, что ей очень понравилось и она не против повторить. Как говорится, намёк толще некуда.
— Хороший день получился, — сыто потянулась Мия, давно уже разлёгшаяся на полу на пушистом пледе.
— Ага, мне тоже понравился, — кивнула я, собирая со стола пустые бокалы и тарелку из–под пирожных.
— Оставь это все, — соседка села и принялась разминать пальцы. — Моих крох стихийной магии хватит, чтобы очистить посуду.
— Чисть, — даже не думала спорить я.
— Не хочешь завтра со мной в Орвис? — словно невзначай спросила она, неторопливо выплетая несложное заклинание. — Прошвырнемся по магазинам, заглянем на рынок, может, посидим где–то, сладенького поедим.
— Прости, но завтра не получится, — покачала я головой.
  К такому шагу… я ещё не была готова. Хотя бы потому, что перед этим мне нужно было… кое–что сделать.
— Ладно, подождём, — со вселенским терпением в голосе проворчала Мия, а потом опять резко сменила тему: — Кстати, Яся… Ты такая забавная, должна сказать, — хихикнула она.
— В смысле? — я принялась собирать уже чистую посуду, чтобы расставить её в шкафчике.
— Твоя реакция на Фиру, — в отличие от меня, у неё не было проблем с неформальным обращением, которого почти требовала полуэльфийка.
— А что с ней? — пробормотала я, прекрасно понимая, что имеется в виду.
  Надо же, глазастая, заметила…
— Фира же невеста твоего брата, — Мия встала и принялась скручивать плед. — Вот только ты на неё отреагировала… Как на сестру парня, который тебе нравится.
  Чего–о–о?!
  Я от изумления чуть бокал на пол не упустила.
— Мия, что ты несёшь? — фыркнула я, торопливо взяв себя в руки. — Да, мне поначалу было некомфортно…
— Мне было бы очень интересно посмотреть на твою встречу с их матерью, — перебила эта мелкая зараза. — Подозреваю, что получила бы массу удовольствия.
  И, прежде чем я нашлась с достойным ответом, довольная собой будущая мозгоправка торопливо попрощалась и смылась в свою спальню. Так что мне ничего не оставалось, как закатить глаза и проворчать о чрезмерной романтичности моей подруги.
  Следующая неделя прошла под негласным девизом: «Вылезаем из скорлупы, учимся жить».
  Я по–прежнему каждое утро встречалась с Хенримом в лаборатории для сдачи крови. Он больше вопрос лечения не поднимал, тем не менее, оставляя за собой право говорить о том, как меняются размеры пятна. Ещё он стабильно без единого слова лечил мои частые головные боли. Я не всегда даже реагировать успевала.
  Вообще за эти восемь дней я оценила, насколько по–другому стал относиться ко мне полуэльф. Он все время находился где–то рядом, но его присутствие больше не было чем–то стрессовым, скорее даже успокаивающим. В один из дней я поймала себя на мысли, что рядом с ним ощущаю себя безмятежнее, и так удивилась, что чуть не вписалась в дверной косяк.
  Перемены во мне отмечали все и не стеснялись говорить об этом в лицо. Больше всех радовался Марк и, почему–то, Глория. Симпатия рыжей техномагички всегда была для меня чем–то непонятным. Никогда не понимала, чем такая, как я, могла вызывать искренние интерес и участие со стороны старшекурсницы. Но, пожалуй, я перестала так явно от неё отгораживаться. Пусть сократить расстояние до минимума было все ещё для меня слишком сложно, но я честно работала над этим вопросом.
  Ещё за эту неделю я умудрилась всё–таки найти тот нужный оттенок зеленого, который характеризовал некрофон вампира. Это стоило двух убитых в библиотеке вечеров и слегка дёргающегося глаза у магистра О’Райнена, но результат был превыше всего.
  На часах было почти десять вечера, когда я, потрясая листком, влетела в комнату Глории. Впрочем, она была не менее увлечённой, потому с воплем «Никуда не уходи, я только оденусь!!!» рванула в спальню переодеваться. Её соседка, безучастно взирающая на взбудораженных нас, меланхолично сообщила, что всегда знала: все техномаги немного чокнутые. А потом, в три часа ночи, пришла вместе с Мией в мастерскую, чтобы утащить «поршневых трудоголиков» спать.
  Жизнь бурлила, как никогда до этого. И мне это нравилось. По–настоящему нравилось.
  Потому, когда в понедельник магистр Кайндорф сказал, что в среду у первого курса будет зачёт по подъёму и упокоению зомби, единственное, что я почувствовала: нетерпение. Мне хотелось наконец–то с этим разобраться. И никакого страха. Даже то, что сам наставник не сможет присутствовать, меня не испугало и не расстроило. В конце концов, будет другой преподаватель и, самое главное, — Хенрим. Он не отпустит меня, не позволит случиться непоправимому.
*  *  *
В день зачёта меня сняли со всех пар, так как учебные погосты Ульгрейма находились за чертой города. На кладбище, где сдавали зачёты и экзамены первокурсники, трупы оставляли вызревать от двух до трёх месяцев, чтобы усложнить задачу. Всего таких кладбищ насчитывалось шесть, и все они были тщательно изолированы друг от друга и предназначались для разных курсов и задач. Поговаривали, что есть ещё седьмое, подземное, где удерживают лича, с которым допускается работать лишь на пятом курсе, но лично я в это не верила. Личи, как и вампиры, были нежитью разумной, обладающей магией. Такого не удержишь, как бы ни старался.
  Магистр Рошер, куратор первого курса, выстроил нас перед высокой оградой и обвёл тяжёлым взглядом:
— Я надеюсь, технику безопасности все помнят?
  Нестройный гул сложился во что–то, похожее, на согласие.
— Господин целитель… — глянул он на Хенрима.
— Я вообще буду стоять у ворот, — отозвался тот. — Мне не очень–то комфортно находиться там, где такое сосредоточение смерти. Так что можете не переживать, я уж точно вперёд не полезу.
— Хорошо, — магистр Рошер отпер ворота и только после того, как проверил, все ли в порядке, принялся запускать нас.
  Смешно говорить, но я, некромант, на учебном кладбище была впервые. Впрочем, не сказать, что оно как–то сильно меня впечатлило. Хотя чем тут впечатлять? Голая взрыхлённая земля, то тут, то там виднеются ямы. Вокруг — высоченный забор, защищённый магией, чтобы никто не додумался влезть. Трупного запаха не было, его тоже отбивают магией. Но только для первокурсников, уже со второго кураторы требуют, чтобы будущие специалисты, надежда и опора Содружества, учились в максимально приближённых к реальности условиях.
— Значит так, — магистр Рошер устало осмотрел первокурсников и… меня, замершую немного в стороне от остальных. — Задача предельно проста, не выдумывайте ничего и не пытайтесь выпендриться. А то знаю я вас, — проворчал он. — Так что сначала поднимаете зомби, затем упокаиваете его самым эффективным, по вашему мнению, способом. Итоговая оценка зависит именно от эффективности. Если кто не помнит, не поленюсь напомнить, что максимально эффективный равно самому простому и энергонезатратному. Все понятно?
  Некроманты дружно загудели, а я, тяжело вздохнув, оглянулась, поискав взглядом замершего у ворот учебного кладбища Хенрима.
  До этого момента я была спокойна и даже в предвкушении, но сейчас начала нервничать. Подумать только… Я опять практикую некромагию! Пусть так мало, самое элементарное, но все же. А ведь была уверена: все, закончилось, табу до скончания века. Сейчас я даже дрожала от нетерпения, а кончики пальцев зудели, жаждая сплести что–то заковыристое.
  Как бы я не любила спасшую меня техномагию, но некромантия — моя суть. И я действительно скучала. Очень.
— Так-с, — преподаватель обвёл нас пристальным взглядом, ненадолго замер на мне, но моё имя так и не назвал: — Филипп, ты будешь первый.
  Высокий плечистый первокурсник, отчаянно делающий вид, что не волнуется, вышел вперёд и замер перед крайней могилой. А затем, сосредоточенно нахмурившись, принялся водить руками и бормотать слова заклинания призыва. Я вслушалась, машинально определяя правильность интонации, но единственный взгляд отметил лёгкую кривизну плетения. Опыта в практическом применении теории у парня явно было мало. Мне заранее страшно, что такого наплету я, учитывая, сколько этой самой практики у меня не было. Не считать же практикой тот единственный раз в лаборатории… Тем более качество плетения тогда всех присутствующих волновало в последнюю очередь.
  Мягко светящееся зеленое облако сгустилось над разрытой ямой, а затем ухнуло вниз и рассеялось. Внутри заскрипело, заохало, и из могилы медленно, пошатываясь, поднялся зомби. Он повернул голову и безошибочно уставился светящимися зелёным глазами на своего создателя.
— Ну же, Филипп, — ободряюще улыбнулся магистр. — Первый этап прошёл отлично, чего замер? Упокаивай его.
  Некромант судорожно кивнул, а потом, сосредоточившись на медленно вылезающем из ямы зомби, принялся опять водить руками и шептать слова заклятья. Я отметила, что этот этап прошёл лучше, кажется, с упокаиванием парень сталкивался гораздо чаще.
  Яркая зелёная молния ударила в грудь зомби, отчего тот как–то глухо крякнул и свалился обратно в яму. Магистр Рошер подошёл к могиле и, заглянув внутрь, удовлетворённо отметил:
— Готов. Ну что же, — он повернулся к замершему в ожидании вердикта первокурснику. — За второй этап я ставлю тебе отлично, а за первый — только хорошо. Плетения очень уж кривые, — отметил именно то, что увидела и я. — Тебе нужно ещё поработать над ними, потому что ты был на грани того, чтобы поднять здесь вообще всех.
  Филипп вздрогнул и клятвенно пообещал тренироваться до потери пульса.
— Следующий… — преподаватель опять нас осмотрел и, остановился на мне. — Ясмира?
— А можно меня последней? — вырвалось из моих уст позорное.
  Первокурсники тихонько захихикали, а магистр недовольно покачал головой.
— Последней — нельзя, — отрезал он, сурово сведя брови к переносице. — Накрутишь себя окончательно. Пойдёшь пятой, надеюсь, к этому моменту возьмёшь себя в руки.
  Я стыдливо потупила взгляд, осознавая, как трусливо выгляжу в глазах остальных некромантов. Искоса глянув на полуэльфа, я заметила, как тот удручённо качает головой. Чую, после зачёта меня ждёт очередная душеспасительная беседа. И самое противное в том, что я вроде как уже смирилась и даже не особо против. Привыкла.
  Пресвятая Пара, я знаю этого мужчину чуть больше двух недель, а он уже настолько близко подошёл к границе личного круга, что даже не воспринимается, как досадная помеха! В какой момент моей жизни все пошло не так?..
  Пока я занималась самокопанием, преподаватель указал на следующего студента — среднего роста блеклого шатена, и тот даже успел выбрать себе цель: вторую с края яму в центральном ряду. И как раз разминал кисти, готовясь к поднятию зомби.
  Внезапно земля мелко задрожала, а потом тряхнуло так, что я пошатнулась. Техномагические очки, которые я так и не сняла, противно запищали, отмечая, что встроенный мной датчик зафиксировал резкий скачок некрофона. Не обращая внимания на орущего магистра Рошера, я торопливо натянула очки, чтобы считать информацию, и, только увидев цифры, заорала не своим голосом:
— Нужно вызвать подмогу! Здесь лич!
— Вижу, — мрачно ответил мне голос преподавателя. — Сейчас я эту тварь…
  Что он эту тварь, я услышать не успела. Зато, пока рывком стягивала очки, заметила, как тонкий, концентрированный некролуч летит вперёд. И за ним, с лёгким опозданием, ещё пучок, от быстро сориентировавшихся первокурсников. А после ошарашено проследила, как высокая тонкая нескладная фигура рванула в сторону, уходя от смертоносных лучей. И выпрямилась во весь свой немаленький рост, насмешливо скалясь. И эта улыбочка на обтянутом высохшей кожей лице выглядела до того жутко, что я вздрогнула и сделала шаг назад.
  Как это вообще возможно?! Откуда взяться личу на учебном кладбище Ульгрейма?! Ладно бы на кладбище для пятого курса, можно было бы поверить в слухи про склеп. Но не на погосте для перваков!
— Вызывайте всех кураторов! — рявкнул магистр Рошер, вскидывая руки. — Джим, быстро уходи оттуда!
  Первокурсник, который должен был поднять зомби, перестал медленно пятиться, и, развернувшись, со всех ног рванул прочь.
  Лич, запрокинув голову, скрипуче рассмеялся, а затем выкинул вперёд костлявую руку. С тонких скрюченных пальцев сорвалась зелёная искра и, прежде чем кто–то что–то сообразил, врезалась в спину бегущего парня. Тот вскрикнул и упал, замерев на земле безжизненным кулём.
— Выбирай: дашь мне уйти или он умрёт, — проскрипел лич остолбеневшему преподавателю.
  А я… Выпрямилась, понимая, что задумала эта тварь.
  Пока магистр будет удерживать душу первокурсника, пока Хенрим его выведет из предсмертного состояния… Лич уйдёт далеко. А потом оборвётся двенадцать жизней, именно столько нужно личу, чтобы закрепиться в своём новом существовании и войти в полную силу. И никто его не остановит, просто не хватит потенциала, чтобы удержать сырой силой…
  Никто, кроме меня. Только у меня есть достаточный резерв, чтобы удержать лича до прихода подмоги.
  Решение, которое я никогда бы не приняла в здравом уме, в критическом состоянии даже не стало серьёзно обдумываться.
— Хенрим, — я повернулась и посмотрела в глаза бледному целителю, — держи меня так сильно, как сможешь! И вызовите уже Кайндорфа кто–нибудь!
  Я успела уловить кивок от моментально успокоившегося мозгоправа, краем уха услышала возглас кого–то из парней:
— Что ты?..
  А потом, глубоко вдохнув, вытянула вперёд ладони и, расставив пальцы, позволила некромагии выплёскиваться из меня ровным потоком шириной в добрый метр. Лич, слишком поздно осознав, что я задумала, дёрнулся в сторону, пытаясь уйти, но все равно зацепил краем и, скрючившись, страшно завыл.
  Я повернула руки и свела их, чтобы концентрировать поток. А потом почувствовала, как сознание затуманивается, как падают запреты и страхи. Насколько становится смехотворным…
  Резкий рывок будто случился на самом деле. Словно кто–то за шиворот оттащил меня от края бездны. И сейчас я беспомощно болталась на самом краю, со страхом заглядывая в тёмный водоворот. Казалось, вот сейчас удерживающая меня рука ослабнет, и мой разум поглотит тьма, вырывая из оков звериную суть, жаждущую лишь убивать. Но хватка была сильной, и я, пересиливая себя, вскинула голову и проморгалась, пытаясь вернуть себе ясность зрения. Полностью не вышло, но главное я отметила: лич все ещё в поле влияния моей силы и никуда не денется.
  Главное, чтобы наставник пришёл вовремя. Во всех смыслах.
— Держись, Яся, — теперь я на самом деле ощутила руки на плечах. — Держись, Ник скоро будет. Ты молодец, ты отлично справляешься. Я с тобой и не пущу тебя ни за что. Просто держись, слышишь?
  И это помогало.
  Я сильно прикусила губу, надеясь, что боль немного отрезвит меня. Сознание все равно туманило рваными волнами, и каждая следующая была сильнее. Я не знала, сколько так стояла, до боли вытянув вперёд руки. И уже не разбирала тихие слова, которые мне нашёптывали в самое ухо.
  Я справлюсь. Я справлюсь. Я не имею права не справиться.
  А потом… словно обухом по голове… словно наяву… словно…
  «Моя маленькая девочка устала возиться с железками и вспомнила о том, кем является? Давно пора, малышка, давно. Иди ко мне, я жду тебя».
  И никакие руки больше не могли удержать меня от падения.
  Я закричала, срывая горло, а затем меня поглотила тьма.
Назад: ГЛАВА 6
Дальше: ГЛАВА 8

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег