Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 5
Дальше: ГЛАВА 7

ГЛАВА 6

— Просыпайся, Яся.
  Невесомое касание ко лбу, и я распахнула глаза. Несколько раз моргнула, чтобы картинка прояснилась, и, узнав в склонённом мужчине Хенрима, выдохнула:
— Как мои дела?
  Лёгкая улыбка на тонких губах, слегка расфокусированный взгляд, а затем уверенное:
— Все откатилось до утреннего уровня, никаких следов сегодняшних потрясений. У тебя очень сильная психика, Ясмира.
— Вот как? — пробормотала я растерянно и села на кровати. — Если она у меня такая сильная, почему это поршнево пятно вообще растёт?!
  Тихий смешок откуда–то слева. Я резко повернула голову и увидела уставшего Ника Кайндорфа, с удобством развалившегося в кресле.
— Моя жена на тебя плохо влияет, Ясмира, — почему–то довольно проговорил он. — Скоро будешь ругаться, как заправский техномаг.
  Полуэльф раздражённо вздохнул, а затем сел на табурет рядом с койкой.
— Оно растёт, потому что ты его сама подпитываешь, — веско проговорил он. — Я не берусь утверждать что–либо без тщательной диагностики, но, похоже, в его основе не произошедшее с тобой пять лет назад. А глубоко запрятанное чувство вины. Ты точно не хочешь об этом поговорить? — испытующе посмотрел на меня.
  Я молча покачала головой. Мой ответ оставался неизменным.
  Хенрим скривился и раздражённо фыркнул, а затем, повернувшись к другу, пожаловался:
— Ощущаю себя незадачливым ухажёром, изо дня в день получающим решительный отказ. На редкость мерзкое ощущение, должен сказать.
— Учитывая, что до Ясмиры ты обычно всех брал нахрапом, проломом и несусветной наглостью, охотно верю, что сейчас тебе не по себе, — как–то злорадно хохотнул наставник.
  Мозгоправ едва слышно что–то прошипел и бросил в того подушкой. Моей подушкой. Некромант уклонился и, блеснув широкой белозубой улыбкой, насмешливо сказал:
— Ясмира, радость моя, мурыжь его как можно дольше. И я, пожалуй, скоро соглашусь на предложение Волтера организовать тотализатор и поставить на тебя пару сотен монет.
  И магистр Оревдайр туда же. Впрочем, я даже не удивлена…
  Почему вокруг меня нет нормальных людей?..
— Спасибо, наставник, какая честь, — с убийственной иронией отозвалась я.
  Мне благосклонно кивнули, а затем обратили сиятельный взор зелёных глаз на друга:
— А что там у неё растёт?..
— Целительская тайна, — ухмыльнулся полуэльф, получив шанс отыграться.
— Секреты какие, — магистр Кайндорф закатил глаза, а затем, тряхнув белыми волосами, сосредоточил на мне резко посерьёзневший взгляд: — Итак, гранд–техник планирует уволочь тебя к эльфам, и теперь тебе нужно умудриться сдать некромантию за две недели. С точки зрения твоего профессионального роста, как техномага, поездка — это отлично. Учитывая нашу проблему — катастрофа, потому что мы банально не успеем.
— Да, — с тяжёлым вздохом отозвалась я.
— Варианта два, — преподаватель недовольно цокнул языком. — Один маловероятен, второй… ещё более экспериментален, чем тот, что с кровью богини.
— И… что за варианты? — робко спросила я и облизала пересохшие от волнения губы.
— Маловероятный — попросить у Совета некромантов отсрочки до конца года, аргументировав твоим отъездом в Лиррвирен. Но они не захотят, — устало выдохнул он и откинулся на спинку кресла. — Потому что это жёсткое условие больше предлог, чтобы заставить тебя обратиться за помощью к специалисту, чем реальная потребность. Я, конечно, попробую, а вдруг получится… Но весьма сомнительно.
— Я понимаю, даже надеяться не стоит, — опустила взгляд. — И что тогда за второй вариант?
— Второй… Ты знаешь, что Хенрим считается лучшим специалистом по психике некромантов?
  Неожиданный вопрос заставил вскинуть голову и недоуменно посмотреть на мужчин:
— Э–э–э… Не знала, но как это относится к делу?
— Мы очень много экспериментировали и продолжаем это делать и сегодня, — тихо произнёс полуэльф. — В том числе мы искали способ отсрочить достижение критического уровня.
— Никогда о таком не слышала, — широко распахнула я глаза и недоверчиво покосилась на Хенрима.
— Результаты не сказать, чтобы впечатляющие, — развёл руками тот. — Да и приличной статистики даже для банальной статьи ещё нет. В целом, при вмешательстве мозгоправа мы смогли отсрочить наступление критического уровня у Марка и Шэйна — на три минуты, а у Ника — на восемь. Но Ник это Ник, — криво усмехнулся. — Его результат мы брать не будем. В твоём случае… если ты не будешь плести что–то сложное… ну, думаю, минуты три тоже должно быть. Все же с парнями мы на серьёзных плетениях практиковались. Но лучше, конечно, проверить.
— Это все равно очень мало, — заметила я, настойчиво отгоняя от себя паническую мыслишку, что для такого варианта мне придётся подпустить мозгоправа близко–близко.
  Позволить ему держать мой разум.
  Честное слово, если бы я была простым человеком, свято верующим в сказки про страшных ментальных магов, способных выпотрошить содержимое твоей черепушки одним взглядом, которых ассоциировали с мозгоправами… Уже бежала бы отсюда со всех ног.
  Но в ментальных магов я не верила, о мозгоправах знала достаточно, чтобы не бояться, что мои мысли будут прочтены. Мозгоправы могут достать правду наводящими вопросами, странными поступками и провокациями. Но если ты сам не скажешь или не подведёшь к правильному ответу, они не смогут ничего узнать.
— Для призыва и упокоения зомби достаточно пяти–десяти минут, — подал голос наставник. — Рекорд, кажется, две с половиной минуты, но таких подвигов от тебя я не требую. Твоего критического уровня на три минуты хватит точно, а там подхватит Хенрим.
— Но… это же программа первого курса… — ещё больше запуталась я.
— Обязательная практическая часть, которую ты не сдавала, — тонко улыбнулся магистр Кайндорф и нехорошо сощурился. — И пусть потом мне Совет попробует доказать, что нужно было что–то другое.
— Но все же необходимо проверить, — опять повторил мозгоправ, видимо, чтобы наконец–то привлечь внимание. — Теоретические выкладки — ноль без экспериментальной части.
— Хоть сегодня, — махнул рукой некромант. — К нам в лаборатории как раз три свежих трупа завезли.
  Полуэльф поморщился, и я внезапно задалась вопросом: каково вообще целителям, не способным причинить вред, находиться рядом с теми, кого в народе прозывают магами смерти? Наверняка, все не так мрачно, как рисуется мне, ведь дружит же со мной Мия, а Хенрим — с толпой своих некромантов. Но надо бы у соседки порасспрашивать… для общего образования, так сказать.
— Ясмира, — позвал меня Ник Кайндорф.
— А? — встрепенулась я, осознавая, что слишком глубоко погрузилась в свои мысли. — Что?
— Ты как? Способна сегодня вспомнить, каково это — быть некромантом? — насмешливо спросил он.
  Я беспомощно посмотрела на Хенрима, не совсем понимая, что ответить.
— С точки зрения психического состояния: способна, — немедленно проговорил он и, сосредоточив взгляд на мне, веско добавил: — И, если тебя интересует моё мнение, — лучше не затягивать. Ты давно не практиковала, а за несколько дней точно накрутишь себя до такой степени, что… все закончится плохо.
  Я глубоко–глубоко вдохнула, а затем спустила ноги с кровати и решительно сказала:
— Ну раз мозгоправ говорит, что лучше не откладывать, значит и не будем.
  Немая сцена.
  Мужчины смотрели меня с одинаково ошалевшими лицами.
— Что? — удивлённо спросила я.
— Кхе, я промолчу, — полуэльф отмер и со смешком отвернулся.
  Наставник был более конкретным.
— Давно ли ты с ним соглашаешься, Ясмира? — ухмыльнувшись, поинтересовался он.
— А что такого? — все равно не поняла я. — Звучит разумно, да и потом…
— Вылечить ту дрянь, что сидит у тебя в голове, тоже звучит разумно, но ты почему–то не соглашаешься, — язвительно перебил меня мозгоправ, а затем устало махнул рукой и, пробормотав что–то себе под нос, сказал ровным тоном: — Идёмте. Разберёмся с этим быстро.
  Всю дорогу к некромантскому корпусу я думала о словах магистра Кайндорфа, и пришла к неутешительному выводу: несмотря ни на что, я подпустила мозгоправа так близко, что это даже страшно. Тот, от кого всего несколько дней назад я была готова бежать, как от огня, теперь имеет на меня влияние. Его мнение для меня важно и имеет вес. Я… И самое странное, что это не вызывает у меня ни страха, ни паники, только лёгкую досаду.
  Яся… Когда ты умудрилась настолько встрять?
  Этот вопрос я вертела в голове и так, и эдак ровно до того момента, как мы спустились в подвальную часть корпуса.
  Прямо перед нужной нам лабораторией наставника поймал какой–то студент и слёзно попросил помочь. А на попытки перенести эту помощь на попозже, клялся, что это не займёт больше десяти минут и никуда ходить не нужно. Так что магистр Кайндорф открыл нам дверь и отошёл с тем парнем в соседний кабинет.
  Я заглянула в лабораторию, все ещё робея переступить порог. И сразу заметила накрытое белой простыней тело. Судя по тому, что не было запаха, труп и правда был очень свежий. На таких некроманты учатся, потому что с ними проще. Это чтобы поднять зомби из тела полугодовалой давности придётся попотеть. Если, конечно, непосредственно после смерти с ним не проводили специальный ритуал, замедляющий разложение и упрощающий работу.
  На плечо опустилась ладонь, заставив меня вздрогнуть и обернуться.
— Не волнуйся, — серьёзно проговорил полуэльф. — Я много раз работал с некромантами, потому усыплю тебя сразу, если пойму, что что–то идёт не так. Действуй спокойно и не торопясь, так ты не позволишь своей болезни взять вверх и ещё больше сократить время наступления критического уровня.
— Спасибо, — слабо улыбнулась я и…
  Замерла, поражённая тем, что вдруг стало так ясно.
  В голове, будто наяву, пронеслись насмешливые слова магистра Кайндорфа: «Учитывая, что до Ясмиры ты обычно всех брал нахрапом, проломом и несусветной наглостью…»
  Не только я изменила своё отношение к мозгоправу. Он тоже не действует так, как привык, как вёл себя в начале нашего знакомства. Пусть Хенрим остаётся все равно рядом, словно пристально наблюдает, не спуская глаз, его присутствие перестало быть подавляющим, таким явным. Полуэльф больше не пытается выбить меня из колеи, заставить раскрыться и выдать себя. Наоборот, он словно поддерживает и… оберегает?
  Я бы подумала, что он в меня влюбился, но, кажется… Хотя нет, без кажется, я точно помню, когда случилась эта перемена. После того, как он узнал, что именно со мной случилось.
— Яся, — тихо позвал меня Хенрим, — если ты так нервничаешь, я могу ослабить напряжение. Правда, потом будет откат, и тебя, скорее всего, вырубит часа через два, несмотря на то, что ты недавно спала.
— Я в порядке, спасибо, — опять улыбнулась я. — Просто… вспоминаю порядок плетений, — выкрутилась, чтобы не говорить ничего близкого к правде.
— Смотри мне, — хмыкнул он и засунул руки в карманы брюк.
  А я… решила, что сейчас и правда не стоит об этом серьёзно думать. Изменение ситуации я осознала и зафиксировала. Потом, в своей комнате, сяду и подумаю, как к этому относиться и считать ли чем–то хорошим.
  Вскоре, к моему большому облегчению, вернулся наставник и мы, наконец–то, вошли в лабораторию.
— Так-с, — старший некромант сосредоточенно осмотрелся, а затем решительно сдёрнул простыню с трупа — им оказался мужчина, явно простолюдин, среднего возраста, со следами пьянства на лице. — Порядок помнишь или дать почитать?
— Конечно, помню, — спокойно отозвалась я.
— Ну да, у кого я спрашиваю, — закатил глаза. — У лучшего теоретика всего потока. В таком случае, приступай. Хен, будь готов… ко всему.
— Всегда готов, я же с некромантами полжизни дружу, — насмешливо фыркнул тот, сложив руки на груди.
  Я же… глубоко вдохнула и медленно сделала несколько шагов.
  Да, я волновалась. Ведь я… не практиковала некромантию уже долгие пять лет. Кончики пальцев слегка покалывало, а сердце трепетало и сладко замирало. Я прикрыла глаза, пытаясь собрать себя в кучу.
  Я… Положа руку на сердце, я любила некромантию, очень. Потому… это все было слишком волнительно для меня.
  Вытянув вперёд руки, я слегка встряхнула кисти и принялась аккуратно выплетать первые петли заклятья, приправляя их ритуальными словами. Моя родная сила, словно сама соскучилась, хлынула в будущее заклинание таким потоком, что я с трудом удерживала поступление на уровне тонкой струйки.
— Какой потенциал! — я уловила расстроенный голос наставника. — Какая потеря для всего некромантского сообщества! Найти бы того урода… и руки в задницу засунуть!
— Лучше голову, вернее, — мрачно отозвался полуэльф.
  Отвлекаться было плохой идеей, и я чуть не запорола финальный штрих. С трудом в последний момент исправила. А потом опять встряхнула кистями, отпуская плетение. Над столом медленно проявилось полупрозрачное облако зеленой пыли, а затем рассыпалось по всему трупу.
  Несколько секунд ничего не происходило, а после тело вздрогнуло и попыталось сесть. С координацией у зомби в принципе было очень плохо, потому тот лишь кулём свалился на пол.
  Я смотрела на дёргающуюся нежить слегка ошарашено. Видит Плододающая, я до последнего не верила, что у меня вообще что–то получится! Все казалось: стоит мне сплести даже самое просто заклятье, как меня погребёт с головой!
— Не затягивай, Ясмира! — рявкнул магистр Кайндорф, вырывая меня из преждевременной эйфории. — Упокаивай его!
— Сейчас, — резко кивнула я и опять подняла руки.
  Второй этап дался мне тяжелее. Под конец плетения у меня дрожали кисти и туманилась голова. Но я не успела толком испугаться, потому что почувствовала осторожное касание к… разуму? Я ощущала это, как тёплые руки на плечах, мягкие, но твёрдо сжимающие. И это немедленно прояснило сознание. Я торопливо закончила плетение и слегка отстраненно наблюдала за тем, как зомби падает и замирает в странной неестественной позе. И не верила самой себе.
  У меня вышло? Честно? Серьёзно?!
— Четыре с половиной минуты, отличный результат, — удовлетворённо проговорил наставник. — Хен, что у тебя?
— Минимальное вмешательство, в принципе, она со всем справилась сама, — отозвался тот. — Я включился буквально на последних секундах, не позволяя ей подойти к границе критического уровня. Так что даже лазарет не требуется. Некромантского восстанавливающего зелья будет вполне достаточно, — а затем посмотрел на меня и улыбнулся: — Ты молодец, Яся. У тебя очень сильный дух, ты настоящий боец. Я, пожалуй, восхищён.
— Спасибо, — прошептала я, опуская взгляд, и ощутила, как щеки обожгло теплом.
  Похвала… была слишком приятна.
— Умница, — похлопал меня по спине магистр Кайндорф. — Теперь можешь с чистой совестью отдыхать. У тебя есть некромантское зелье или тебе отлить?
— Есть, я регулярно пополняю запасы, на всякий случай.
— Хен, ты проводишь её или мне пойти? — он посмотрел на друга. — Сам знаешь, нужно будет проследить…
— Я позабочусь, не беспокойся, — отмахнулся тот и лукаво подмигнул мне: — Не против моей компании, госпожа некромантка?
— А в голову лезть не будете, господин мозгоправ? — насмешливо отозвалась я.
— Не сегодня, слово целителя, — торжественно поднял ладонь.
— Тогда… Кто я такая, чтобы запрещать вам делать свою работу? — развела руками.
— Звучит, как провокация, — сощурил синие глаза полуэльф.
— Скорее, как флирт, — в наш разговор вклинился ехидный голос наставника. — Причём взаимный.
  Мы, не сговариваясь, посмотрели на него с таким искренним удивлением, что магистр Кайндорф рассмеялся и махнул рукой:
— Не обращайте внимание. И идите уже. Чем раньше Ясмира выпьет некромантское зелье — тем лучше.
  Спорить никто не стал.
  Я немного переживала, что несмотря на заверения, Хенрим опять примется изводить меня каверзными вопросами. Но тот всю дорогу рассказывал о Лиррверене и КТМУ, о том, чего стоит ждать и о чем следует позаботиться. Сведения, конечно же, были очень важными, потому я слушала внимательно и даже несколько раз сама спрашивала.
  Когда мы вдвоём вошли в гостиную, Мия, неспешно попивавшая чай, выпучила глаза и, поставив чашку на стол, сильно закашлялась.
  Я едва сдержала усмешку, понимая, чему именно так удивилась соседка. А мозгоправ даже бровью не повёл. Вошёл в гостиную и, скомандовав мне выпить зелье и — цитирую — ждать его в постели, уселся на стул напротив Мии.
  У той глаза были до того ошарашенные, что я не смогла все же удержаться и тихо рассмеялась. А потом ушла выполнять предписание целителя, уже предчувствуя забавный разговор с подругой на тему: «Что это вообще было?!»
  Уже прикрывая за собой дверь, я услышала, как полуэльф обратился к изумлённой Мие:
— Ты ещё не передумала поехать со мной в Лиррвирен?
  Дальнейший разговор я уже не слышала, занятая поисками заветного бутылька. Перенапряжение и близость к критическому уровню начали давать о себе знать, перед глазами плыло, а пальцы мелко подрагивали. Явный признак того, что… затягивать с принятием лекарства не стоит.
  Наконец, я нашла некромантское зелье и, прикинув дозу, отмерила её в стакан с водой. Выпила залпом, а после сразу же завалилась на кровать. Тело, словно получив вожделенный сигнал, расслабилось, причём настолько, что я понимала: встать сейчас не получилось бы, даже если бы сильно понадобилось. Спать не хотелось, ведь недавно только проснулась, потому просто бездумно пялилась в потолок. И было мне… хорошо. Спорить не буду.
  В дверь аккуратно постучали, и я, оценив внезапно прорезавшийся такт Хенрима, напрягла все остатки сил, чтобы вяло ответить:
— Входите.
  Мужчина замер на пороге, цепко осматривая моё жильё.
— Аскетично, — наконец, коротко сказал он, подходя к кровати.
  Я тяжело вздохнула и тихо отозвалась:
— Это плохо?
  Я прекрасно знала, что большинство девушек в своём врождённом стремлении к уюту стараются даже из временного жилья сделать конфетку. Мне не так часто доводилось бывать в комнатах других ульгреймовцев, но все же случалось. И я прекрасно видела все коврики, покрывала, салфетки, мягкие игрушки, вазоны, статуэтки и прочая, прочая, прочая, чем украшали комнаты другие девушки. У меня никогда такой потребности не было, я вполне комфортно ощущала себя вот так — при минимуме вещей.
— Почему плохо? — Хенрим подтянул единственный в комнате стул и уселся на него, заложив ногу на ногу. — Вполне нормально. И характеризует тебя, кстати. Все функционально, ничего лишнего. Похоже на обстановку в комнате Глории.
  Я слегка пожала плечами, не совсем понимая, как реагировать. В комнате старшекурсницы мне бывать не доводилось, так что оценить схожесть обстановки я не могла. Да и смысл? То, что мы с ней обе предпочитаем практичность, скорее, наследие техномагического склада ума, чем признак схожести. Мы разные. Очень.
— А теперь закрой глаза и полежи спокойно, — проговорил мозгоправ, подавшись вперёд. — Мне нужно проследить, как будет действовать зелье. А то… бывает разное.
— Я знаю, — вздохнула я, послушно закрывая глаза.
  Некоторое время в комнате стояла абсолютная тишина. Пожалуй, если бы я не чувствовала себя настолько отдохнувшей, точно бы уснула. А так… Лежала и прислушивалась к тишине. Хенрим вёл себя до того бесшумно, будто его и не было.
  Мой внутренний хронометр отсчитал минут десять, когда я услышала:
— Спишь?
— Нет, — не открывая глаз, отозвалась я.
— Хорошо. Процессы идут нормально, сила успокаивается. Попробуй сесть, — мягко попросил полуэльф.
  Я аккуратно исполнила, а затем только посмотрела на мозгоправа. Тот выглядел задумчивым, что заставило меня задать вопрос:
— Все нормально, господин целитель?
— А? — встрепенулся он и, криво улыбнувшись, махнул рукой. — Да, не обращай внимания. Так… осмысливаю всю ситуацию.
  И опять молчание. Оно затягивалось, мне становилось все больше не по себе, хотя мужчина в мою сторону даже не смотрел. Потому я прокашлялась, собираясь прямо спросить, долго ли он собрался тут сидеть. Но Хенрим вдруг посмотрел на меня в упор, и я в очередной раз поёжилась от этих нечеловеческих синих глаз.
— На самом деле загвоздка большинства разумных существ: они отрицают проблемы, — вдруг сказал он. — И первой задачей мозгоправа становится встряхнуть их, разломать скорлупу и сунуть эту проблему им под нос. Потом, как правило, идёт классическая схема принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия, а потом уже непосредственно принятие. И моя задача на этом этапе — провести разум через все стадии максимально быстро с наименьшим ущербом для него же. И только потом приступаю к лечению. Я не люблю осторожничать, потому что пациент может закопаться в себя настолько, что вытягивать его придётся годами. Именно из–за этого мои методы называют жёсткими и спорными.
— Зачем вы мне это рассказываете?! — опешила я.
— Затем, что я не очень понимаю, что с тобой делать, — внезапно со вздохом признал он. — С одной стороны, ты свою проблему осознаешь прекрасно и принимаешь её. При этом ты целиком осознанно отказываешься от помощи, почему–то уверенная в том, что для тебя она станет фатальной. Что–то в твоём прошлом… заставляет тебя убегать. Ты боишься его так сильно, что согласна даже сойти с ума и погибнуть, но не позволить кому–то узнать.
  Я зябко поёжилась и хмуро уставилась на свои пальцы.
  Да, все именно так и было. Но я не собиралась это подтверждать вслух.
— Я знаю, что при нашей первой встрече довёл тебя до панической атаки.
  А вот теперь я вскинула голову и выдохнула:
— Мия?..
— Марк, — хмыкнул полуэльф. — Но дело даже не в этом… Обычно панической атаке предшествует серия разноцветных пятен, хаотически возникающих в разных участках разума. Я ведь отслеживал твоё состояние, и этого не было. Твоя паника… пришла из тёмного пятна. Все негативное, что происходит в твоей жизни, идёт из него. Оно же тебя и убивает.
— Зачем вы мне это говорите? — устало спросила я, желая только одного — чтобы он ушёл. — Вы же обещали, что сегодня не будете лезть ко мне в голову…
— Я не лезу, просто делюсь своими выводами, — он виновато развёл руками. — Уже закончил. Прости, если утомил.
— Вы не могли…
— Я сейчас уйду, не переживай. Тебе необходим отдых. Просто… Ясмира, — я настолько привыкла, что он, наплевав на все, называет меня сокращённым именем, что каждый раз, когда звучит полное, вздрагивала от неожиданности, — я согласен отбросить все методы, которыми действовал до сих пор. Я найду способы, как исцелить тебя, не травмируя ещё сильнее.
— Мне не надо… — вскинулась немедленно я, но Хенрим поднял ладонь, призывая дослушать до конца.
  Я недовольно выдохнула и сложила руки на груди.
  Ну сколько можно возвращаться к этому?! Я же сказала, что мне не нужно…
— Да, я знаю, что ты не хочешь ни с кем делиться прошлым, но… — с тяжёлым вздохом проговорил он. — Я постараюсь лечить, не допытываясь, что у тебя произошло на самом деле. Это, конечно, будет сложнее, возможно, затянется на годы, десятки лет, но… Я хочу тебе помочь. Я целитель и просто не могу смотреть, как ты себя уничтожаешь.
  Даже не знаю, что потрясло меня сильнее — озвученная цифра в «десятки лет» или согласие мозгоправа лечить следствие травмы, так и не узнав её причину. Пожалуй, оба фактора. Я, честно говоря, сначала даже ушам не поверила.
— И вы согласны тратить на меня столько времени, учитывая, что это все равно может не сработать? — неверяще спросила я.
— В чем бы ты себя не обвиняла, Яся, — мягко улыбнулся полуэльф, — ты заслуживаешь жить. И жить нормально, не мучаясь от подступающего безумия. Если я смогу помочь… Не важно, сколько это займёт.
  Я… Оценила. Правда. Пожалуй, во мне затеплилось что–то похожее на благодарность за участие. Но это, разумеется, не значило, что я собираюсь соглашаться.
— Мне неловко… — я прикусила губу и опустила глаза. — Я… Просто не могу. Простите…
  Я ожидала очередных порций уговоров, но получила лишь тяжёлый вздох.
— За что же ты себя так ненавидишь? — тихо пробормотал полуэльф, а потом громче добавил: — В любом случае, подумай об этом. Неважно, решишь ли ты все изменить завтра или через год… Моё предложение не имеет срока. Я лишь надеюсь, что ты не опомнишься слишком поздно.
  И, пока я ошарашено хлопала ресницами, пытаясь осознать все сказанное, мужчина ушёл, предварительно напомнив мне, что хоть завтра и выходной, он все равно ждёт меня в лаборатории утром.
  Дверь давно закрылась, а я продолжала пялиться перед собой, осмысливая этот странный разговор.
  Выдающийся мозгоправ, бриллиант в своей среде, известный жёсткими методами работы, метко обобщёнными Мией как «починка предварительной основательной поломкой». И вдруг такая перемена со мной. Участие, мягкая поддержка, согласие ждать, сколько нужно, не рыться в моем прошлом и полное отсутствие былой настойчивости.
— Эй, ты в порядке? — заглянула соседка.
— Вроде бы да, — я тряхнула волосами и, перекинув за спину хвост, посмотрела на неё. — А что?
— Да я стучала, стучала, а ты молчишь, — Мия села рядом со мной на кровати. — Вот я и подумала… А может тебя опять довели?
— Нет, не в этот раз, — тихо рассмеялась я, а потом, не удержавшись, поделилась: — Знаешь, он странно ведёт себя. В частности — перестал давить и…
— Я думаю, ты ему нравишься, — вдруг спокойно проговорила она, и я от удивления чуть словами не подавилась.
— В смысле нравлюсь?!
— Ну как девушка может нравиться мужчине, — насмешливо сощурилась соседка.
— Да ну, бред какой, — скептически глянула на неё.
— Почему бред? — как–то тонко улыбнулась она. — Я, как ты понимаешь, довольно много знаю о Хенриме Керриви. Так вот, поверь, он с тобой ведёт себя нетипично сдержанно и аккуратно.
— Он пытается добиться моего согласия на лечение, — возразила я. — Сегодня опять. Предлагает, кстати, лечение без вопросов о моем прошлом…
— С ума сойти! — воскликнула Мия и ткнула коротким указательным пальцем в кончик моего носа. — Какие ещё доказательства тебе нужны?! Яся, радость моя, — она приобняла меня, растерянную, за плечи, — работа мозгоправов всегда идёт в двух плоскостях: и с разумом, и с личностью. Потому что если не убрать причину возникновения тёмных пятен, их невозможно будет уничтожить. В твоём случае — как бы магистр Керриви не уменьшал пятно, оно будет продолжать расти. Более того, в какой–то момент оно может совершить скачок в росте и перечеркнуть часть работы мозгоправа. Все, что можно сделать таким образом, — лишь отсрочить неизбежный финал. Да, возможно на десятки лет. Но лишь отсрочить.
  Я сидела оглушённая этим страстным монологом. И… не хотела верить. Не могла. Во мне нет ничего такого, чем можно было привлечь мужчину, подобного полуэльфу. Все, что у меня есть — моя поршнева тайна и нежелание лечиться. Я просто не верю, что получилось бы заинтересовать Хенрима таким скудным набором.
— А может… — робко начала я. — Может, он надеется, что по ходу дела я начну ему доверять, расскажу все, и он сможет полностью вылечить меня? Все говорят, что если он видит интересный случай, его потом за уши не оттащишь…
— Хм, — задумчиво нахмурилась Мия, а затем медленно кивнула: — Тоже возможно. Как–то я не подумала, — тихо хихикнула она и, толкнув меня локтем, подмигнула: — Но вариант с симпатией интереснее.
— Это чем ещё? — я ощутила себя гораздо свободнее, потому теперь могла поддержать шутливый разговор, так что начала дразнить соседку в ответ: — Тем, что похож на сюжет твоих любимых романов?
— Да–а–а, — мечтательно промурлыкала та. — Представь себе, какая была бы история…
— Совершенно идиотская, — не удержавшись, фыркнула я. — Да ещё и неправдоподобная.
— Ой, Яся, иди ты, — рассмеялась Мия и шутливо толкнула меня в плечо. — Всю романтику испоганила!
Назад: ГЛАВА 5
Дальше: ГЛАВА 7

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег