Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 23
На главную: Предисловие

ЭПИЛОГ

Старый дворик мёртвого замка ни капли не изменился с моего прошлого визита. Все та же стаpая выщербленная плитка, сквозь которую прорывалась трава, то же старое почерневшее дерево с простыми качелями. Вот только девочки, катающейся на них, не было. Взрослая Даяна стояла напротив, сложив руки на груди, и холодно меня рассматривала.
— Должна признать, тебе идёт костюм техномага, — выдохнула я болезненно и устало села прямо на землю.
— А ты, смотрю, совсем забыла, с кем разговариваешь, — недовольно поджала губы она.
— Я тебя больше не боюсь, — упёрлась руками в потрескавшуюся плитку позади себя и посмотрела на неё снизу вверх. — К тому же, судя по твоему виду… Ты уходишь?
— Мне нет смысла больше оставаться, — дёрнула она плечом. — План с тобой провалился… Отдаю тебе должное, ты не только меня просчитала, но и из ситуации с вампиром выкрутилась. Я, пожалуй, восхищена.
— Спасибо, я старалась, — скромно отозвалась я.
— Что будешь делать теперь, когда мёртв не только твой враг, но и возлюбленный? — коварно спросила тёмная богиня.
  Вот же стерва… Но второй раз на её речи я не куплюсь.
— Он не умер, — твёрдо сказала я.
— Ники тебе соврал.
— Наставник, в отличие от вас, моя богиня, ни разу мне не врал, — с убийственной иронией процедила я.
— Нахалка, — фыркнула она. — Оставить бы тебя здесь навечно.
— Думаю, если бы могла — оставила, — я понимала, что нарываюсь, но остановиться просто не могла. — Раз лишь грозишься… Я подозреваю, что тебе нет выгоды в том, чтобы я валялась бесчувственной тушкой до самой смерти.
— Не провоцируй, а то наплюю на свои планы и всё–таки оставлю, — небрежно бросила Даяна, и я поняла, что вот тот предел, за который заходить не стоит.
  Я молча подняла руки.
— Умница, — криво усмехнулась она и небрежно отряхнула кожаный жилет. — Что же… На этом мы с тобой прощаемся. Я ухожу, как и говорила, смотреть другие миры. Думаю, больше мы не увидимся.
— Надеюсь, не нужно говорить, что я искренне этому счастлива? — хмыкнула я.
— Я от вас, мои дорогие дети, тоже не в восторге, — фыркнула тёмная богиня. — В семьях, знаешь ли, бывают очень сложные отношения.
— Знаю, — коротко проговорила я.
— В таком случае, прощай, — она махнула рукой, и за её спиной открылась дверь, ведущая во тьму. — И да… — она повернулась ко мне опять. — Мне даже интересно, что теперь будет с твоим полуэльфом.
— Все с ним будет хорошо, — уверенно заявила я, не желая пускать даже тени сомнений в собственные мысли.
— Думаешь? — хищно улыбнулась Даяна, обнажая острые зубы. — Милая, он, светлый маг, вступил в изначальную тьму. Ты серьёзно считаешь, что это не будет иметь никаких последствий?
  Я замерла, понимая, что в этот раз удар был точным и правдивым. Хенрим зашёл в тёмный океан. В чистую стихию. Плододающая, только бы ничего серьёзного!
— Поминать при мне мою мать — какое небывалое нахальство, — тёмная богиня довольно улыбалась. — Впрочем, твоё посеревшее лицо мне достаточная награда.
  И ушла, захлопнув за собой дверь. Я осталась одна в старом дворике, обуреваемая подступающей паникой.
  Мне нужно срочно вернуться!!!
  И, словно это послужило толчком, я распахнула глаза. Секунда на то, чтобы осознать, что это реальность, а потом я резко поднялась и…
— Э, нет, куда собралась, — меня с силой уложили обратно на подушку. — Не успела в себя прийти, а уже бежит куда–то. Девочка, ты сейчас слабее новорождённого котёнка. Так что в любом случае далеко не уйдёшь.
  Я моргнула и уставилась на незнакомую женщину средних лет, склонившуюся надо мной.
— Вы кто? — хрипло выдохнула я. — И где Хенрим?
— Мам, я все сделала! — раздался бодрый и очень знакомый голос.
  Я повернула голову и увидела входящую Глорию. А после этого осознала, что обстановка мне очень знакома.
  Лазарет Ульгрейма.
  Но что я здесь делаю? И… мама?
  Память отзывалась неохотно, но я все же вспомнила имя — леди Альвина Вейтервин. Одна из лучших целителей Содружества. Учитывая, что люди в целительстве эльфов превосходили…
— О, ты пришла в себя! — воскликнула радостно рыжая старшекурсница, встав рядом с матерью. — А мама говорила, что ещё минимум дня три…
— Глория, что с Хеном? — вцепилась я в её руку.
  Она замерла, а затем положила на мою дрожащую ладонь свою и мягко проговорила:
— С ним все в порядке, Яся. Потрёпан, но жив и вполне здоров. Его погрузили в целительный сон на несколько дней.
  Она не понимает!
— Глория, он контактировал с моей тьмой, — в отчаянии выдохнула я. — И я…
— Ему очень повезло, что тьма была именно твоя, — заявила леди Вейтервин. — Уж насколько эта стихия нетерпима, даже она не способна причинить серьёзный вред тому, кого любит её обладательница. Так что тьма нашего мальчика запятнала, но никакого серьёзного вреда не принесла.
— За… пятнала? — запнувшись, переспросила я.
— Увидишь, — ухмыльнулась старшекурсница.
  Она выглядела спокойной. Не расстроенной. Уж точно не так ведёт себя человек, чей близкий друг серьёзно пострадал.
  Я позволила себе расслабиться.
  Все хорошо. Я должна верить своим друзьям.
— Вот и умница, — довольно заявила леди Вейтервин и кивнула дочери: — Я закончила, твоя очередь.
— Смотри, что мы тебе сделали, — Глория продемонстрировала мне… механическую руку.
  Я зачарованно рассматривала переплетение светло–коричневой кожи и техномагических вкраплений. И не сразу осознала, зачем мне это показывают.
  Скосила взгляд на левую руку, которой сорвала метку вампира и… да, я правильно помню. Теперь у меня до локтя ничего нет. И, учитывая, каким именно образом я потеряла половину руки, больше и не будет. Это не шрамы, которые можно вычистить от магии и зарастить…
  Удивительно, но я не ощущала ровным счётом ничего по поводу потери. Раз уж я теперь свободна… Это та цена, которую я согласна была заплатить.
— Спасибо, — криво улыбнулась я подруге, которая тут же начала прилаживать механическую руку.
— Мы её, конечно, толком не проверяли, — сказала она. — Не успели. Но по нашим прогнозам, ты если и будешь ощущать, что она не родная, то совсем чуть–чуть.
  Я ощутила лёгкий укол в районе локтя, а затем с удивлением поняла, что чувствую руку. Поднесла к лицу механическую ладонь и сжала пальцы:
— Ощущения странные.
— Ещё бы, — понимающе кивнула Глория. — Но привыкнешь.
  Учитывая, что деваться мне некуда… Конечно, привыкну.
  Противный голосок внутри меня шептал, что, скорее всего, Хенрим не захочет связывать жизнь с калекой, но я не стала его слушать. Я верила в своего полуэльфа.
— Не переживай, девочка, эту проблему мы тоже решим, — покровительственно погладила меня по голове леди Вейтервин. — Найдём способ, как восстановить тебе родную руку. Как раз будет повод ещё одну диссертацию написать, — задорно подмигнула мне.
  Я невольно улыбнулась и кивнула. В то, что даже у такого выдающегося целителя, как мама Глории, получится совладать с настолько сильным магическим повреждением, я не верила. Но готовность помочь ценила. Очень.
— Пойду проверю, что там с Хенримом, — целительница аккуратно разгладила подол платья. — Глория, ты обещала Нику, что сообщишь ему о пробуждении Ясмиры, — напомнила она.
— Ох, точно, — спохватилась та и, понизив голос, сказала мне: — Ты не представляешь, что здесь творилось. Даже хорошо, что столкновение с вампиром случилось у эльфов. У нас… это закончилось бы плачевно.
— Почему? — с искренним интересом спросила я.
— Ники расскажет, — подмигнула она. — Побудешь пару минут одна? Марк и Фира тоже просили сказать, когда ты проснёшься.
— Да, конечно, — вяло махнула я рукой. Механической.
— Адаптируешься даже быстрее, чем мы надеялись, — восхитилась старшекурсница. — Скоро буду.
  Она вышла, а я откинулась на подушку и невидящим взглядом вперилась в потолок.
  Я свободна… Даже не верится. Никакой вечно угрозы над головой, никакого чувства вины и собственной ущербности. Дышать стало куда легче.
  Поднесла к глазам техномагическую руку и принялась сгибать и разгибать пальцы, проверяя чувствительность. Осталась сравнительно довольна. Да, отзывалась она не так быстро и чётко, как родная, скорее всего работа с мелкими деталями может быть проблемной… Но есть и работает. Как говорится, и на том спасибо. Правда, никакие серьёзные плетения мне теперь недоступны, ведь прибор вряд ли способен проводить к пальцам некромагию. Но главное, что техномагию я по–прежнему могу практиковать.
— С добрым утром! — в палату ворвался взъерошенный магистр Кайндорф.
— Здравствуйте, наставник, — улыбнулась я и, замерев, осенённая внезапной мыслью, после паузы тихо спросила: — Скажите, а настоящий магистр О`Райнен?..
— Мёртв, — помрачнел старший некромант, останавливаясь рядом с койкой.
  И стало невыносимо больно.
— Простите, — прошептала я, отводя взгляд.
— Прекрати, я же говорил тебе, что твоей вины в этом всем нет, — вздохнул он и сел на табурет.
— Но если бы не я…
— Мы об этом уже говорили, — жёстко перебил меня наставник. — На твоём месте мог быть любой другой нестабильный подросток. Или не подросток, у взрослых тоже случаются срывы. Давай не будем об этом. Все закончилось и живым надо жить дальше.
  Я, закусив губу, послушно кивнула, прекрасно понимая, что отпустить ситуацию так просто не смогу. Нужно время.
— К новостям, — он заложил ногу на ногу.
  По мере рассказа магистра Кайндорфа мои глаза становились все больше, а осознание, как легко все закончилось — сильнее.
  Со второй смертью Курта О`Райнена, в Орвисе рассыпалось прахом больше двадцати некромантов. Вдуматься только! Эта тварь умудрилась за пять лет своей не–жизни втихаря убить и поднять столько народу! Причём список пестрел известными в мире некромантии именами. Майкл О`Райнен стало в нем последним. Судя по всему, старший вампир подловил его в поездке в Шэотаканский оазис, ведь вернувшись из него, преподаватель ни разу не появился в Ульгрейме. Ник винил себя, что не обратил на это внимания, поверив в какие–то мифические исследования. Зато стало понятно, каким образом Курт О`Райнен попал в Лиррвирен. Два мага иллюзии могли наворотить ещё и не такого.
  Эту неделю, что я провалялась в искусственном сне, прописанном леди Вейтервин, вся столица стояла на ушах. Дома рассыпавшихся некромантов перетрясали, искали живых, которых могли завербовать. Картинку полностью восстановить все ещё не вышло, но предварительные выводы уже были готовы.
  Курт О`Райнен явно хотел захватить власть. Причём в Содружестве, а не на Феолварте, как он мне сказал. В списке тех, кого он прибрал к рукам, значилось два члена Совета Содружества и три — Круга Некромантов. И отсюда следовало закономерное: обо всей задумке с его поимкой он прекрасно знал. И, судя по обрывочным сведениям, собирался воспользоваться ею, чтобы не только забрать меня, но и поднять вампиром магистра Кайндорфа. Сделать он это планировал очень просто… В его вещах в Лиррвирене нашли амулет, сделанный на моей крови — метка, но улучшенная. По этому амулету вампир мог переместиться ко мне, где бы я ни находилась. Они собирались зайти наставнику в тыл и нанести внезапный удар. Но я с Волли порушила ему все планы.
  Да, в этой истории осталось много белых пятен. Например, было неясно, как Курт О`Райнен держал в жёстком подчинении такую прорву высшей нежити. Ведь вампиры особо с создателями не считались, и сам феолвартец был этому примером. Тем не менее, последние пять лет в количество вампиров в Орвисе постепенно увеличивалось, а признаков этого практически не было. Второй вопрос, котоpый остался открытым: как он собирался сделать из меня вампира, не убивая? Магистр Кайндорф подозревал, что искать корни нужно было на Феолварте, но ещё не определился стоит ли это делать. Все же не то знание, которому нужно давать распространение…
  Закончив с государственными новостями, наставник перешёл на личные и радостно сообщил мне, что после смерти вампира мой критический уровень восстановил две третьих от своего изначального значения. И я, не сдержавшись, расхохоталась. Была своеобразная ирония в том, что раньше я не могла практиковать некромагию из–за низкого критического уровня, а теперь — из–за отсутствия руки. Кажется оттуда, сверху, мне настойчиво намекали, что о некромантии мне стоит забыть. Особенно если учесть, что насчёт моей неспособности к феолвартскому разделу некромантии вампир не соврал.
— В общем, хорошо то, что хорошо закончилось, — резюмировал магистр Кайндорф. — Что касается руки… Не беспокойся. Этот грандиозный вызов наши целители не пропустят. Тем более, за дело взялась моя свекровь. А уж целитель она непревзойдённый. Хен тоже обещал подключиться…
— Что? — я встрепенулась. — Он пришёл в себя?!
— Приходил, — поправил меня наставник. — Через два дня. Но по настоянию леди Вейтервин и господина Миорена Тиллир его ввели в исцеляющий сон. Все же непосредственный контакт с тьмой для светлого мага ещё то испытание.
  Он сказал почти слово в слово то, что и тёмная богиня, и я ощутила, как заныло сердце.
— С ним же все в порядке? — несчастно прошептала я, комкая пальцами покрывало.
— Да, он уже восстановился. После контакта с тьмой у него были проблемы с собственным светом, но за неделю все улеглось, и теперь только клеймо на ауре напоминает про знакомство с чужеродной стихией.
— Клеймо на ауре? Это как? — изумилась я.
— О, это интересная вещь, — оживился наставник. — Я читал об этом в феолвартских хрониках, но тогда решил, что местные древние некроманты выжигали на членах своего личного круга настоящие клейма. Посчитал, что это дикое варварство и забыл. Но, судя по всему, речь была не об этом… У Хена, Ясмира, на ауре сейчас стоит твоя некромантская метка.
— Как у нежити? — нервно рассмеялась я.
— Не совсем, — улыбаясь, покачал он головой. — Метка нежити — знак подчинения и возможность убить. У Хена просто знак, от которого веет твоей силой. Судя по тому, что я читал в древних хрониках, теперь ты будешь чуять, если ему будет угрожать опасность, сможешь ощущать направление, где он находится, а так же сумеешь в случае чего удержать душу, даже если будешь не рядом. Полезная штука.
— Слушайте, а можно как–то остальных заклеймить, но более щадящим методом? — задумчиво спросила я, оценив перспективы.
— Наша девочка, — расплылся в хищной ухмылке старший некромант. — И я, и Марк, и Шейн сразу же задались этим же вопросом. Будем искать.
— Если я могу помочь…
— Обязательно, — кивнул он. — Что касается Хена… Я не уверен, но есть подозрение, что теперь он сможет вытаскивать тебя даже из–за критического уровня без особых проблем.
— Учитывая, что у него это уже один раз получилось, не удивлюсь… — пробормотала я.
— Это то, что мы обязательно проверим, — пообещал магистр Кайндорф и сочувственно добавил: — Мне вас даже немного жаль. Совет некромантов с вас теперь просто не слезет.
— Ох, наставник, — я на миг прикрыла глаза. — Все это такая ерунда по сравнению… — – многозначительно промолчала.
— Конечно же, ты права, — он поднялся. — Вроде бы я сказал все, что должен был… Сейчас к тебе, наверняка, примчится вся делегация. Не удивлюсь, если они уже под дверью стоят. Так что поправляйся и наслаждайся отдыхом.
  И правда — стоило наставнику выйти, как в палату толпой ввалились мои друзья. Я даже прослезилась, рассматривая корантцев и ульгреймовцев.
— Сестричка, ты… я тебя побить хочу, — мрачно заявил Марк, останавливаясь рядом. — Почему ты не рассказала?!
— Не дави на неё, дубина, — Фираэт отвесила жениху подзатыльник.
— Вот именно, ей и так несладко, — кивнула Глория.
— Закончилось и хорошо, — сказала Мия, за спиной которой улыбались близнецы.
— Зато я теперь могу хвастать тем, что одна из моих подруг подняла вампира и осталась живой! — оптимистично воскликнула Кей.
— Даже не смей, — ткнула её в плечо Тильда. — Об этом вообще лучше молчать.
— Да, а то у Яси ещё проблемы будут, — произнесла Ханна.
— Уже не должны, но лучше не распространяться, — вздохнул брат и невесомо потрепал меня по голове. — В следующий раз вспомни вовремя, что ты не одна, хорошо?
— Я попробую, — рассмеялась я, удобнее усаживаясь в кровати. — Какие новости?
  Все дружно замолчали, а затем корантская часть моей компании ехидно посмотрела на Мию и близнецов. Подруга сразу же вспыхнула и спрятала взгляд. Эльфы же оскалились в ещё более довольных улыбках.
— Интересно, — протянула я весело. — Мия, ты решила, что хорошего должно быть много?
— Я решила? — возмущённо посмотрела на меня она и гневно махнула назад. — Они решили! Коварно воспользовались тем, что я была в нестабильном состоянии и…
— Ой, только не надо уши нам полировать, — сварливо перебила её Тильда. — То–то ты уже несколько дней такая пришибленно счастливая ходишь!
  Мия насупилась и покраснела ещё сильнее.
— Сразу видно — друзья, — едва сдерживая смех, просипел Марк.
— Вы простых путей не ищете, — покачала головой улыбающаяся Глория и лукаво посмотрела на близнецов: — Раз уж вы приняли такое решение, понимаете, что придётся нести за него ответственность?
— Мы готовы, — серьёзно кивнул Конни.
— Мы вообще–то изначально такое развитие обсуждали, но не знали, согласится ли она, — поделился Нейри.
— С ума сойти, как все весело, — проворчала я. — Кей, я надеюсь, ты замуж не вышла, пока я без сознания валялась?
— Нет, что ты! — замахала руками та.
  Друзья пробыли у меня полчаса, а потом быстро ушли, когда прибыли мои родители.
  Мама долго плакала, дрожащими пальцами гладя механическую руку, и винила себя в том, что недосмотрела, не помогла, не уберегла. Пришлось нам с отцом её успокаивать. Папа всегда был более сдержанным… Но по нему было заметно, что он нервничал — лицо осунулось, посерело, под глазами залегли глубокие тени. И сказал мне только одно:
— Я горжусь тобой. И как дочерью, и как некромантом.
  На следующий день леди Вейтервин, лично следившая за моим состоянием, разрешила мне встать, и я сразу же отправилась к Хенриму.
  Я замерла, рассматривая безмятежное лицо спящего полуэльфа. Выглядел он… не так плохо, как я себе представляла. Несмотря на почти недельный сон, он не казался истощённым. Ровный цвет лица, глубокое мерное дыхание… Повреждённая моей магией рука лежала поверх покрывала в целительском коконе и я до крови прикусила губу, отмечая глубокие поджившие язвы, покрывающие все предплечье. Метки, оставленные магией… Жаль, что я не целитель, способный забирать боль…
  Устало опустившись на табуретку у койки, я сгорбилась и закрыла лицо руками.
  Как бы меня не успокаивали, что я себя не контролировала и Хенрим знал, на что шёл… Я чуть не убила его. Я была готова это сделать. Помню это слишком хорошо, чтобы считать себя невиновной.
  Не знаю, сколько я так просидела, погруженная в тяжёлые думы. Но чуть не подскочила, когда ощутила лёгкое касание к волосам.
— Ты так упоённо страдаешь, что я почуял это даже сквозь сон, — прохрипел полуэльф.
  Я вскинула голову и слова застряли в моем горле: на меня насмешливо смотрели чернильно–чёрные глаза. Словно два глубоких колодца тьмы в обрамлении голубоватого белка.
— Твои глаза… — просипела я.
— Ты меня пометила, — как–то слишком довольно усмехнулся Хенрим. — Учитывая, что из–за контакта с тьмой я мог не только потерять силу, но и умереть, глаза — сущая ерунда. Мне даже нравится.
— Прости меня… — я, закрыв лицо ладонями, всхлипнула.
— Эй, прекрати, — он мягко потянул меня к себе целой рукой.
  Я забралась на койку, которая явно не была рассчитана на двоих, и обняла своего полуэльфа крепко–крепко.
— Теперь все будет хорошо, — шептал он, мягко поглаживая меня по голове. — Твоей жизни больше ничего не угрожает, а остальное исправимо. И руку тебе мы тоже вернём, обязательно.
  Он шептал что–то ещё, но я почти не понимала, убаюканная любимым голосом и тёплыми объятиями.
  В моей жизни всегда все было непросто… Но сейчас почему–то хотелось верить, что тяжёлые времена минули окончательно и впереди ждёт только хорошее.
  Я начинала этот путь одиночкой, закрывшейся в собственном чувстве вины и нежелании навредить окружающим. Кто бы мог подумать, что закончу его вот так, имея сильную поддержку друзей и возлюбленного?
— Я посплю немного? — промямлила я сонно.
— Отдыхай, — невесомый поцелуй в макушку. — Теперь у нас полным–полно времени впереди.
  КОНЕЦ!
  СНОСКИ:
  1. Из всех магических способностей, некромантия — самая нестабильная для душевного равновесия из всех магических дисциплин. Из–за этого некроманты мало пьют и не употребляют наркотики. Руны на костяшках частично ликвидируют воздействие дара на человека.
  2. Критический уровень — на определённом уровне расхода сил, некpомант может впасть в неадекватное состояние. Для каждого мага этот уровень свой, определяется чуть ли не в момент инициации дара. Он и называется критическим уровнем. Учитывая, что некромант, ушедший за критический уровень, очень опасен, все некромаги жёстко контролируют сколько осталось до этого самого уровня.
  3. Феолварт — второй материк мира, бывшая вотчина тёмной богини Даяны. Некромантия, прорицание и магия иллюзий пошли именно оттуда.
  4. Гранд–техник — высшее техномагическое звание эльфийского государства. Техномагия — основной род занятий для многих эльфов.
  5. Вампиры — венец эволюции нежити. Единственный вид нежити, получающийся из некромантов. Они не встают сами, под воздействием некромагических сил, их можно только поднять. Очень опасны, сохраняют разум и всю магию, доступную при жизни, в несколько раз сильнее, быстрее, проворнее человека, при этом от последнего почти неотличимы. Только красные глаза и ненормально холодная кожа выдаёт в них неживых. Призыв запрещён законом и карается смертной казнью. Убить вампира крайне сложно, самый простой способ — казнить того, кто призвал такую тварь. В этом случае вампир погибнет тоже.
  6. Ойра и Феолварт — два материка этого мира.
  7. Артик — местный аналог видеофона.
  8. Шоар — вариант артика, но без видеозвонка. По большому счёту — мобильный телефон. Выглядит, как раскладушка.
  9. Ключевая разница между техномагами–эльфами и техномагами–людьми — способность видеть техномагические плетения. Эльфы их видят, а люди — нет. Последние работают с плетениями на ощупь. Из–за магической слепоты у людей очень большой процент ошибок в создании техномагических приборов. В среднем из ста приборов именно техномагическими получаются два–три. У одарённых техномагов статистика другая: на десять попыток две–три неудачи. Таких людей эльфы называют интуитами за способность вслепую почти точно воссоздавать техномагические плетения.
  10. Митенки — перчатки без пальцев.
  11. Речь идёт о бабушке Марка Кайрине Айверхел.
  12. Гловелетты — кожаные перчатки без части пальцев.
  13. Последняя война — мировая война, в которой два государства некромантов — Феолварт и Айшарем воевали с эльфами, орками и ещё тремя человеческими государствами. Как результат — Айшарем, на территории которого была финальная битва, превратился в непригодную для жизни пустошь (на побережье бывшего Айшарема сейчас находится прибежище отбросов со всего материка — Шэотаканский оазис), а феолвартцы забаррикадировались на своём континенте и порвали все связи с внешним миром.

 

Назад: ГЛАВА 23
На главную: Предисловие

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег