Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 22
Дальше: ЭПИЛОГ

ГЛАВА 23

Я сидела за столом, пила утренний кофе и прикидывала, что мне нужно сегодня сделать. А ещё — вполуха слушала соседку, которая все пыталась выспросить, что мы с Хенримом так долго делали в подаренном доме.
— Я же тебе сказала уже, — утомлённо отозвалась я, оторвавшись наконец–то от чашки. — Ленились. Ели. Рыбу ловили. Окрестности изучали. Все.
— Все–все? — недоверчиво уточнила Мия.
— А что ещё там могло быть? — с искренним недоумением посмотрела на неё.
— Яся, вот такую невинную моську будешь строить перед остальными, — ухмыльнулась она. — Мне можешь не… как там у техномагов говорят? Чистить уши? Нет… не так…
— Полировать, — вздохнула я. — Полировать уши. С чего ты взяла, что я тебе вру?
— С того, что стоило вспомнить наставника, и ты уже улыбаешься, как последняя влюблённая дура, — припечатали меня.
  Когда–нибудь я запомню, что от мозгоправа, даже недоученного, сложно что–либо скрыть… Но надежда умирает последней, так что я решила продолжить играть роль.
— Кто отрицает, что я в него влюблена? — вскинула я бровь.
— А ещё — он в тебя, и вы давно уже все выяснили, только почему–то никому не говорите, — забила последний гвоздь в крышку гроба Мия и прямолинейно заявила: — Вам очень повезло, что вместе вас видела только я и Кей. Ибо вокруг вас такие сердечки летают… Чтобы их не заметить, нужно быть такой же «внимательной», как наша эльфийка.
  Провал. Полный.
— Ладно, сдаюсь, — вздохнула я. — Но, Мия, это пока и правда секрет.
— Почему? — она сложила руки на груди.
— Не могу сказать, — я покачала головой. — Не сейчас. Подожди… Недельки две, хорошо?
— Тот, кто оставил на твоей спине шрамы, не даёт тебе покоя, и ты боишься, что он навредит наставнику?
  Я от души приложилась лбом об стол.
— Красноречиво, — хмыкнула подруга.
— Мия, прошу тебя, молчи, — взмолилась я. — Все очень серьёзно, ты даже не представляешь как.
— Почему же не могу? Очень даже могу, — дёрнула плечом она. — И страхи твои понимаю, потому и не обижаюсь. А ещё искренне говорю — вы выдаёте себя при каждой встрече. Либо учитесь сдержанности, либо… Я не знаю.
— Я… попробую, — пристыжено пробормотала я.
— Вот и чудно, — соседка плюхнулась напротив и, подперев щеки ладонями, задорно сказала: — Тогда начнём сначала. Что, совсем–совсем ничего не было?
  И я, не сдержавшись, рассмеялась.
— Поцелуи считаются? — лукаво спросила я.
— Нет, конечно! — возмущённо воскликнула Мия.
— Тогда — ничего.
— Вот вы скучные! — скривилась она. — Мне казалось, наставник ходить вокруг да около не будет.
— Веди себя скромнее, развратница, — шутливо уколола я её. — Мы только недавно разобрались с отношениями. И то, временами находит коса на камень. Мы… не торопимся. Как сказал сам Хенрим, у нас все происходит очень медленно.
— Ясно все с вами, — вздохнула она и сменила тему: — Какие планы на сегодня?
— Разгребать завал, который образовался за время моего отдыха, — усмехнулась я. — Пары напряжённые, после хочу гранд–технику прибор показать, есть там моменты, которые меня смущают… Плюс некромантия. Магистр О’Райнен вчера связывался со мной и радостно заявил, что нашёл на чем мы с Хенримом будем тренировать работу в паре. Обещал заскочить в КТМУ, занести материалы и пригрозил, что завтра будет гонять меня по теории ритуала до самой ночи. Мне заранее страшно, плохо и можно я не буду в этом всем участвовать?
— Мда, даже как–то жаль тебя стало, — пробормотала Мия.
— Понедельник день тяжёлый, — я вздохнула и одним глотком допила поостывший кофе. — Я ещё и, руки мои кривые, умудрилась вечером разбить баночку с мазью для спины.
— Купить тебе такую же? У нас при школе есть аптека, там продают все, что угодно, — предложила соседка.
— Да нет, Хенрим обещал после пар привезти ещё бутылек… Правда, мне неловко, что я отрываю его от работы такой ерундой, — созналась я.
— Я думаю, ему только в радость, — подмигнула она. — Это же проявление заботы.
— Да, наверное… — пробормотала я и, глянув на настенные часы, решительно поднялась: — Все, я побежала. Если выживу, встретимся вечером. Наши вроде как хотели собраться в том новом ресторанчике в квартале отсюда.
— Да, Кей говорила, — кивнула соседка и хихикнула: — Считай, полноценные смотрины. Атарен придёт и Ханна своего парня пригласит.
— Ну и отлично, — я пожала плечами и, подхватив сумку, помахала подруге рукой.
  День получился ещё хуже, чем я ожидала. К тому же внезапно поставили дополнительную пару, чем никто из нашего потока рад не был. И так котелок не варит из–за возросшей напряжённости учёбы, так ещё и шестую пару влепили. Хорошо, что после пятой дали получасовый перерыв, чтобы немного прийти в себя и пообедать. Я успела перекусить между третьей и четвёртой с Кей и Тильдой, потому сейчас просто растеклась по столу, задумчиво рассматривая браслет. Гранд–техник сказал, что будет в университете до вечера, так что я искренне надеялась, что успею сегодня разобраться со смущающим меня узлом.
— Яся, ты идёшь? — Кей остановилась напротив моего стола.
  Половина аудитории пустовала, мои однокурсники по большей части рванули в столовую, чтобы перекусить перед предстоящим занятием. Я же так устала и отупела от количества знаний, которые вознамерились запихнуть в наши головы преподаватели–эльфы, что совсем запамятовала о договорённости с друзьями.
— Ох, прости, я забыла, — я виновато сложила ладони. — У нас сегодня не день — а ужас какой–то. Ещё и накладка на накладке. Хенрим обещал забежать, отдать мне мазь для спины, преподаватель по интуитивной работе с плетениями задумал дополнительную пару, к гранд–технику нужно зайти на консультацию, а мой наставник–некромант как раз сегодня решил нагрузить меня зубрёжкой. Так что, чувствую, выйду из университета я сегодня глубокой ночью.
— Это бывает, ничего страшного, — покивала эльфийка, а затем её взгляд остановился столешнице, где лежал массивный браслет. — О–о–о, это тот некромантский прибор, над которым ты сейчас работаешь? — загорелись у неё глаза.
— Да, — я усмехнулась и, надев на руку, покрутила ею перед подругой. — Глория прислала мне для теста.
— И как?
— Пока сложно сказать… Я не могу держать его включённым постоянно, так что пока проверка тянется очень медленно.
— А почему не можешь? — непонимающе хлопнула ресницами старшекурсница.
  Объяснять теорию матричных слепков и особенностей Волли было слишком долго, а перемена не бесконечная. Так что я решила, что проще показать.
— Сейчас увидишь, — ухмыльнулась я и положила руку на стол.
— Что увидит?
  По обе стороны от Кей встали близнецы.
— И вы тоже увидите, — благодушно сказала я.
  Немного повозившись, я включила прибор, и из небольшого стеклянного окошка вылез Волли.
— О, ушастые, — протянул полупрозначный парень, оглядев замерших эльфов.
— Это… что? — выдохнула Кей потрясённо.
— Сама ты что, — оскорбился матричный слепок. — Я, может, ещё больший кто, чем вы все вместе взятые!
— Ой, прости, — стушевалась та и смущённо улыбнулась. — Просто я таких, как ты, никогда не видела.
— И не увидишь, я единственный в своём роде, — гордо задрал нос Волли.
— Разумный дух, — пробормотал Нейри. — Я о подобных только читал. Разве они бывают такие… мелкие? Мне казалось, что они по размеру, как обычные люди…
— Потому что я не дух, — сварливо отозвался тот. — Я — матричный слепок!
  И сказано было это до того гордо, что я с трудом удержала улыбку. Но я помнила, что Волли жутко обидчив, а настроить против себя мелкого духа, от которого зависело так много, мне не хотелось. Первый раз все обошлось чудом.
— А как это? — непонимающе моргнул близнец.
— О, это у вас матричный слепок? — на стол опустилась стопка листов. — Ясмира, вот то, что я обещал. Будь добра, подготовь на завтра.
— Хорошо, наставник, — отозвалась я, тоскливо посмотрев на внушительный пак.
  Чувствую, сегодня спать мне не светит.
— Так вот, о матричном слепке, — магистр О’Райнен повернулся к моим друзьям. — Это…
  К импровизированной лекции по некромантии я не прислушивалась, так как зазвонил артик. Так что я, пробормотав извинения, приняла вызов.
— Ты уже свободна? — раздался бодрый голос Хенрима.
— Нет, — вздохнула я. — И вряд ли сегодня буду.
— Что, опять Майкл завалил? — понимающе проговорил он.
— Не только, техномаги тоже зверствуют.
— Жаль, — с лёгкой печалью вздохнул полуэльф. — Я думал забрать тебя сейчас. Ладно, тогда просто отдам тебе мазь. Я уже на территории университета.
  Когда я подняла очки на макушку, магистр О’Райнен как раз заканчивал объяснять эльфам, каким образом появляются матричные слепки. По–видимому, рассказ был до того увлекательный, что даже предмет обсуждения заслушался. Потому что Волли не только замер, пялясь на некроманта, но и молчал. Пусть наше знакомство с ним было пока очень коротким, но то, что заткнуть его почти невозможно, я уже поняла.
— А что делает этот прибор? — магистр с интересом посмотрел на мой браслет.
  И вдруг я заметила, как напряглись плечи Волли.
  Меня словно пыльным мешком оглушили. И правда, с чего бы вечно шумному и язвительному матричному слепку сейчас молчать?
  Я сглотнула и, прежде, чем кто–то что–то успел сказать, молниеносно достала кинжал, который всегда носила с собой. Приставила к груди и, нажав скрытую кнопку на рукояти, выдохнула:
— Если я сейчас разожму пальцы, мгновенно умру от яда.
  И одновременно с этим Волли зашипел:
— Отойдите от него, идиоты, это вампир!
  Эльфы шарахнулись от замершего мужчины. Тот свёл брови к переносице и недовольно спросил:
— Это шутка такая, да?
  Но я уже лихорадочно сканировала его некромантскую ауру. Лучше я потом извинюсь, если ошиблась, чем… Плододающая, здесь сейчас половина моего личного круга!
  За время работы над прибором я настолько хорошо изучила оттенки аур некромантов и вампиров, что отличить, кто именно передо мной, могла запросто. И с холодеющим сердцем определила оттенок зеленого не как чистый, а тот самый мутный.
  То, что это существо не Майкл О’Райнен, было ясно, как белый день.
— Ясмира? — повернулся ко мне матричный слепок.
  Я нервно облизала губы. В голове было пусто. Я… Не готова! Я не понимаю, что должна делать. Но…
  Словно мало было проблем, в аудиторию вошёл Хенрим.
  Ощущение неминучей беды сдавило грудь.
  Конечно же, в моей жизни не могло быть все так просто…
  Но нужно было что–то делать. Для начала — убрать всех их аудитории.
— Оттенок ауры — мутно–зелёный, — выдохнула я, крепче стиснув кинжал. — Ты стоишь на месте, иначе я отпущу рукоять. Ты ничего не успеешь сделать. Здесь половина моего личного круга, мне есть ради кого умереть. Хен, стой на месте! — закричала я.
  Вампир медленно повернул голову, посмотрел на замершего мозгоправа, а затем перевёл взгляд медленно краснеющих глаз на меня и расплылся в ухмылке:
— Ну, надо же. Какая прелесть. Ты всё–таки закончила этот прибор. А я думал, что у вас с той рыженькой на него не меньше полугода уйдёт. Мой просчёт, не учёл ваш энтузиазм.
— Яся, — тоненько проговорила Кей, — это что…
— Уходите, — твёрдо сказала я, а затем закричала на всю аудиторию. — Все, кто здесь есть, немедленно убирайтесь!
— Я так понимаю, что моя задача выполнена, — боязливо пробормотал Волли. — Тогда ты разбирайся с ним, а я пошёл…
  А нежить не двигалась, лишь смотрела на меня заинтересованно, но без малейшего признака гнева. В мою угрозу явно не верили.
  Мои однокурсники наконец–то осознали, что происходит нечто аномальное, и бросились на выход из аудитории. Друзья мешкали, так что пришлось рявкнуть:
— Немедленно, я сказала! Хен, и ты тоже! Лучше позови Ника!
  Я не видела мозгоправа, потому что боялась сводить взгляд с вампира, но догадывалась, что тот вряд ли послушно вышел за дверь.
— Да нет, почему же, пусть останется, — сложил руки на груди вампир. — А то у меня к нему давно назрел разговор…
— Ясмира, я не собираюсь геройствовать, но прошу тебя быть благоразумной, — напряжённо произнёс полуэльф. — Я постою здесь, вызову Ника и…
— Хен, ты как–то говорил, чтобы я не лезла в твою работу, — нервно рыкнула я. — Теперь твоя очередь. Убирайтесь из аудитории все немедленно!
  Он негромко выругался, а затем процедил:
— Продержись десять минут.
  Я услышала, как хлопнула дверь.
— А ты хорошо его выдрессировала, — демонстративно похлопал вампир. — Впечатлен. Пожалуй, с такими способностями на моей родине ты достигла бы небывалых высот.
  Но я не собиралась поддерживать разговор. В моей голове медленно вставали на свои места все кусочки мозаики.
  Феолвартец. Маг иллюзий. Вот почему он знал обо мне все. Почему так легко и просто оставался в курсе всего, что творилось в моей жизни. Пожалуй, впервые я по–настоящему оценила, как много защиты дал мне Ульгрейм — единственное место во всем мире, куда вампир не сунулся бы, опасаясь быть разоблачённым.
  Перед глазами застывшей картинкой из прошлого всплыло изображение старого тихого кладбища с вычурными надгробными плитами. И с самого краю, почти у ограды, — простой замшелый камень без скорбных слов, лишь с именем и датой смерти.
— Курт О`Райнен, — медленно проговорила я.
— Надо же, ты помнишь мою могилу, как приятно, — расплылся в хищной улыбке вампир, с которого постепенно стекала чужая внешность.
  У меня перехватило горло, а сердце забилось перепуганной птицей.
  Навеки запечатлённое разумом узкое, хищное лицо, глубоко запавшие алые глаза, тонкие бледные губы, на которых словно навечно застыла кривая усмешка. И совершенно белые волосы, волной расплескавшиеся по плечам того, кому уже не было нужды скрываться.
— И что будешь делать? — с искренним интересом спросил он. — Серьёзно, я бы уже ушёл, но мне любопытно. Ты выглядишь такой решительной.
  Тварь казалась до того расслабленной, что это… бесило.
— Ты не сможешь уйти, здесь запрет на телепортацию, — сухо процедила я, лихорадочно пытаясь понять, что мне делать.
  В идеале, конечно, дождаться наставника. Вот только, подозреваю, вампир не будет согласен оставаться на месте.
— В окно выпрыгну, — пренебрежительно фыркнул он. — Сольюсь с толпой и исчезну. Ненадолго.
— Я убью себя прежде, чем ты успеешь.
— Малышка, ты не сможешь, — почти нежно промурлыкал древний некромант. — Если бы не выпнула личный круг за двери — да, охотно верю. Но не сейчас.
  Я судорожно сжала рукоять, с отчаянием осознавая — он прав. Я слишком хотела жить и готова была уцепиться за любой шанс.
  Но позволить ему уйти я не могла. Пока эта тварь жива… никто не в безопасности.
— Патовая ситуация, не так ли? — мягко улыбнулся он. — Предлагаю сделку.
— Какую? — я облизала пересохшие губы.
  Не то чтобы я собиралась идти с этой нежитью на компромисс, но тянуть время… Раз уж позволяют.
— Я дам тебе магическую клятву, что не причиню вреда твоему личному кругу. За это ты пойдёшь со мной. У меня нет интереса на Ойре, нас ждёт Феолварт, так что все твои близкие будут в полной безопасности.
— Где гарантия?..
— У тебя есть минута, чтобы принять решение, — отрезал он, и я замерла от неприятного ощущения, что меня видят насквозь. — Помогать тебе тянуть время до прихода моего не в меру талантливого родственничка я не намерен. Решай, девочка, пойдём мы простым путём или сложным. Если выберешь второе… можешь своего полуэльфа оплакать заранее.
  Вампир смотрел на меня насмешливо. Щурил алые глаза, улыбался с превосходством и снисходительностью. Я видела, что меня не то что не боятся… вообще считают не способной ни на что. Это раздражало до невозможности, хоть я и понимала, что тягаться с могущественной нежитью мне не по силам. По крайней мере, в обычном состоянии.
  Значит, выбора нет, нужно переходить в необычное.
  Я подняла свободную руку и, сложив ладонь чашей, принялась накапливать заряд чистой некросилы. С лёгкой вспышкой над пальцами возник зелёный шарик и начал быстро расти и становиться все ярче.
— Малышка, ты решила сойти с ума и без моей помощи? Как это мило, — не впечатлилась нежить. — Давай, ты мне облегчишь задачу. Будет весьма забавно понаблюдать, как ты собственноручно нашинкуешь на мелкие кусочки свой личный круг.
  Он не выглядел даже на йоту обеспокоенным. Но и не уходил, а это было важнее.
— Слабенько, — зевнул вампир и скучающе посмотрел на окно. — Пожалуй, я все же пойду…
  Стиснув пальцы, я заставила шарик съёжиться и обрести плотность. А затем запустила в тварь.
  Тонкие бледные пальцы лениво сплели нехитрый блок, об который размазался мой простенький сгусток. Размазался и исчез без следа.
— Я думал, ты умнее…
  Но я не слушала. Дыхание бездны опять ощущалось за спиной, мне нужно было ускорить её приход. Другого варианта просто не было!
  Крепче стиснув рукоять кинжала, другой рукой я торопливо выплела слабую некромантскую сеть. И бросила её в сторону окон, оставляя канал для подпитки и роста. Паутина приклеилась к стеклу и принялась расползаться, нещадно вытягивая из меня силы.
— Уже лучше, — одобрительно покивал вампир. — Но ты за критический уровень свалишься раньше, чем оно покроет все окна. Сколько там у тебя, кстати, осталось?
  И, словно ответом на вопрос, раздался мерзкий писк. Мои техномагические часы предупреждали, что я на грани критического уровня.
— Давай, Ясмира, ещё чуть–чуть, — прошептала нежить, жадно подавшись вперёд. — Отпускай себя, падай. Иди ко мне, наконец–то.
  Бездна кружила вокруг меня бешеным водоворотом, и с каждой секундой подходила все ближе. А разум гас все быстрее. Я уже с трудом соображала. И откатить назад не смогла бы при всем желании.
  Мной овладело отчаяние.
  Я опять провалилась. По всем статьям. Зачем я только слушала речи тёмной богини? Зачем поверила, что смогу совладать с собственным безумием?! Сегодня… если они погибнут… Я прокляну сама себя!
  «Ты слишком слабая, — раздался в голове тихий голос. — Ты не сможешь».
  Я замерла, осознавая… кажется, упоминанием тёмной богини, я умудрилась как–то её позвать.
  «Грань между тобой и тьмой почти стёрта, потому я смогла прорваться, — пояснила Даяна. — Пусти меня. Я помогу. Ты не сможешь справиться с вампиром, удержав разум. Зато смогу я. Пусти меня в разум. Я помогу тебе, аватара. Ведь ты нужна мне живой!»
  Первая мысль — немедленно согласиться. Уж с тёмной богиней нежити не тягаться. Она сможет…
  Нет!!!
  Я глубоко выдохнула, пытаясь сохранить остатки здравого смысла.
  Пустить её в свой разум?! Добровольно отдать контроль над телом мёртвой тёмной богине, искренне ненавидящей все живое? Нужно быть полной идиоткой, чтобы согласиться!
  «Жаль, — от голоса Даяны повеяло холодом. — Было бы лучше, если бы ты согласилась. Но ты то ли слишком умная, то ли слишком трусиха. Удачно сойти с ума, девчонка».
  Чужое присутствие пропало, а бездна навалилась с новой силой.
  Мне… осталось недолго…
  Я смотрела в алые глаза торжествующе улыбающегося вампира и…
  Меня обуял гнев. Чистый. Холодный.
  Да как смеет эта тварь?! Что он вообще о себе возомнил, дохлый уже столько времени, что наверняка в существующую форму из истлевшего скелета восстанавливался?! Это я. Я здесь ведущий некромант, ведь на его ауре МОЯ метка. А он ещё и пытается меня прогнуть?! Не позволю!!!
  И вдруг… бездна вокруг забурлила, а потом расплескалась ровной гладью тёмного океана. Я стояла перед ним и ощущала… как меня зовут. Туда. Вглубь. В непроницаемую, но наверняка тёплую толщу. Колыбель моей магии.
  Меня словно осенило. Картинки и ощущения из прошлого, пронеслись мимо, сплетаясь в единый клубок.
  Ключ не ненависть, как пыталась внушить мне богиня. Ключ — гнев. Не ярость, выжигающая мозг, а холодный, расчётливый гнев, полный праведного негодования и концентрации.
  Решение напрашивалось само собой.
— Я должна тебя ненавидеть, — глухо выдохнула я, уставившись в глаза вампира. — Но нет. Я не ощущаю ненависти.
— Скоро это вообще не будет иметь значение, — хмыкнул тот. — У тебя позеленели глаза, знаешь ли. Остались секунды до…
— Ты — просто неживая тварь, пытающаяся испортить мне жизнь, — продолжала правильно накручивать себя. — Возомнившая, что имеешь право решать, что со мной будет. Как это нагло… Играть вот так со своим создателем, — выплюнула я.
  Он замер, пристально в меня всматриваясь. Словно подозревая… что–то.
— Что ты делаешь? — прошипел вампир. — Ты…
  Океан тьмы впереди вздыбился высокой волной. И я, отбросив все сомнения и страхи, смело шагнула вперёд. Лодыжки облизало теплом, а затем тьма взметнулась вверх и очень ласково сомкнулась над моей головой.
  Мысли стали чёткими. Короткими. Эмоции почти пропали. Гнев остался.
  Впереди стоял вампир. Высшая нежить. Посмел посягнуть на своего творца.
  И за это он умрёт.
  Рука сама собой вскинулась вверх. Лёгкое кружево острых нитей вспыхнуло зелёным и опало к ногам вампира. Тот шарахнулся в сторону. Плетение съёжилось и пропало, оставив на полу выжженный след.
  Я недовольно цокнула языком.
  Одной рукой неудобно.
— Что с тобой сделал этот полуэльф?! — рявкнул вампир, напряжённо следя за моими действиями. — Ты за критическим уровнем. Ты уже должна сойти с ума!
  Слушать трёп нежити я не собиралась.
  Скосив взгляд вниз, я уставилась на кинжал. Техномагическая штучка. Я помнила, что умру, если отпущу. Но не помнила, как отключить. Сейчас я — чистая тьма.
  Решение пришло само собой. Стиснув рукоять крепче, я направила мощный поток силы по этой руке. Сияние на миг охватило её, а после я встряхнула ладонями. Напротив моего сердца замерла бледно–зелёная рука, сотканная из магии. Она держала кинжал, позволяя мне действовать.
  Вампир что–то кричал, но я не слушала. Он должен умереть. А слушать труп… не в моих правилах.
  Бросок ещё одной сети. Сразу после — второй. Медленное скольжение к окнам. Нежить не должна ускользнуть.
— Ты меня достала, — выпрямившись, процедил вампир. — Я хотел сделать тебя почти равной себе. А теперь запру в подвале и буду с удовольствием отрезать тебе руки после каждой регенерации!
— Сначала не сдохни сам, — хищно улыбнулась я, выплетая очередное заклинание.
  А после мне пришлось несладко. Тварь явно перестала сдерживаться. Тонкие пальцы порхали легко и так быстро, что я едва успевала уворачиваться от ударов. И колдовала что–то своё.
  Он был опытным некромантом. И сильным. Я признавала это, нехотя — но признавала. Мне, недоученной, не хватало знаний, чтобы противостоять ему полноценно. И это порождало во мне новые волны гнева. А каждая такая волна давала силу.
  Резкий свист призрачного хлыста и вампир на миг замирает, неверяще смотря, как его рука, отрезанная по самое плечо, медленно падает на пол.
— Кто–то там грозился отрезать мне руки, помнится, — злорадно усмехнулась я, готовясь к очередному удару.
  Алые глаза полыхнули настоящим огнём.
  Низкое рычание. Выброшенные вперёд руки. Меня обожгло болью где–то внизу живота. Я отлетела через все помещение и, сильно приложившись спиной об стенку, со стоном сползла вниз. Тихий писк. Кажется, это включился какой–то из регенерирующих артефактов. Смазанный взгляд на собственный живот отметил расползшееся красное пятно.
  А потом меня схватили за шею и подняли.
  Я захрипела и вцепилась в ледяную руку пальцами.
— Ты, маленькая, глупая идиотка, — процедил вампир, глядя в мои глаза. — Все могло бы закончиться не так. Но ты из–за своего нежелания смириться с судьбой будешь сама виновата во всем, что произойдёт дальше. Я бы убил тебя, но увы не могу. Так что ты будешь жить. Долго. Вечно, я об этом позабочусь. Как и о том, чтобы ты каждую секунду своей жалкой жизни страдала. Уж что, а причинять боль, даже вампирам, я умею!
  И, ещё раз приложил об стенку.
  Воздуха не хватало. Меня колотило. Но не от удушения. Страха тоже не было. Зато казалось, я вся состою из этого ледяного гнева.
  Ничего в своей жизни я не хотела так, как увидеть смерть этой всемогущей твари. Смерть от моих рук.
  Океан тьмы ласково подтолкнул меня на поверхность, а затем утянул обратно в свои пучины.
  Я на миг отключилась и не услышала, что ещё говорит вампир. Зато увидела. И меня осенило.
  Самый простой, но самый опасный способ уничтожить нежить. В случае вампира… грозит даже смертью. Но ради того, чтобы эта тварь сдохла, я согласна даже рискнуть своей жизнью!
  Я выбросила вперёд ладонь и вцепилась пальцами в метку на ауре вампира. И закричала от невыносимой боли.
  Вампир отпустил мою шею и попытался шарахнуться в сторону. Но я стискивала пальцы все крепче.
  Меня попытались оттолкнуть. Ударили ещё раз об стенку.
  Я кричала. Срывала горло.
  Пальцы, скрючившиеся на невидимой обычному взгляду метке, постепенно обугливались. И до того, как я их лишусь, я должна сорвать печать некроманта!
  Раздался какой–то шум. Что–то грохнулось. Затем послышались возгласы. Но все это я отмечала отстраненно. Вся моя суть была сосредоточена на вампире, отчаянно отдиравшем меня от себя.
  Пот заливал глаза. Голова моталась из стороны в сторону от каждого удара.
  Вдруг нежить приподняло в воздухе и швырнуло в сторону. И я в последний момент успела рвануть метку к себе.
  Вампир рассыпался пылью, не пролетев и двух метров. Как и моя рука до самого локтя.
  У меня вышло. Я его убила.
  Тьма торжествующе взметнулась вокруг меня языками пламени и тут же улеглась, укрывая собой полностью.
— Ясмира!
  Я устало подняла голову и увидела двоих мужчин.
  Один рванулся было ко мне, но второй удержал его:
— Хен, не подходи к ней! Она ушла за критический уровень!
  Я, запрокинув голову, хрипло рассмеялась.
— Убирайтесь, — отвернулась к окну. — Мне не нужны ваши смерти. Лишь этой твари, что только что рассыпалась в пыль.
— Хен, пойдём. Она обессилена, это большой плюс. Нужно подождать, когда вырубится…
— Она умрёт, Ник! Ни один некромант не способен удержать заклинание в обмороке! Видишь ту зеленую руку, что держит кинжал? Если его отпустить, Яся умрёт!!!
  Они меня раздражали. Их голоса вызывали во мне глухой гнев, отголоски того, что я ощущала по отношению к вампиру.
  Кряхтя, я поднялась. Выпрямилась и, уставившись на мужчин, процедила:
— Я даю вам последний шанс уйти.
  Они замерли, а потом тот, с острыми ушами, вдруг мягко сказал:
— Я могу отключить кинжал. Я знаю как.
  Гнев немного улёгся, оттеснённый интересом.
— Ты… техномаг?
— И это тоже. Так я могу подойти? — осторожно спросил он.
— Почему ты хочешь мне помочь?
— Я… часть твоего личного круга.
— Личного круга? — недоуменно переспросила я. — Это что ещё такое?
  Потрясённое лицо этого ушастого меня даже позабавило. Наверное.
— У неё сейчас порушены все связи, — тихо сказал второй мужчина. — Вот такими, Хен, мы были бы, если бы не личный круг.
  Я заинтересованно посмотрела на него, наконец–то признавая его тьму, как родственную. Некромант. Сильный. Мог бы меня, обессиленную, убить одним ударом. Но не спешит вступать в бой… Значит, есть смысл послушать.
— Ты можешь подойти, техномаг, — властно сказала я, выпрямившись, насколько мне позволял раненый живот и дикая боль в обуглившейся руке.
— Хен…
— Ник, я знаю, что делаю.
  Ушастый бесстрашно приблизился. Теперь, когда он стоял напротив, что–то в его лице показалось мне знакомым. Определённо, он не был мне чужд. Возможно, мне и правда не стоит его убивать. Если не будет стоять на пути, конечно.
  Длинные пальцы сомкнулись на рукояти смертоносного кинжала, что–то нажали, провернули. А затем мужчина осторожно вытащил его из призрачной руки:
— Вот и все.
— Теперь — убирайся, — сухо сказала я, желая только одного — чтобы меня никто не трогал.
  Мне необходимо было восстановиться. А потом… Тьма всколыхнулась, и я решила, что определю следующую цель после.
  Резко лязгнул металл откинутого прочь кинжала. И узкие ладони обхватили мою голову.
— Хен, не смей!!!
  Вся боль, которую испытывало моё тело, словно плотными ручейками рванула к вискам. Я закричала и вцепилась в одну из удерживающих меня рук, прожигая плотную ткань и оставляя на коже зеленые гнойные метки чистой силы.
  Гнев опять взметнулся холодным огнём.
— Ты… умрёшь! — я нашла в себе силы посмотреть на мучителя.
  И это стало моей ошибкой.
  Синие глаза, ласковые, печальные, словно гипнотизировали. Не позволяли ни отвести взгляд, ни моргнуть. И, что ещё хуже, водоворотом зрачков утягивали к себе на дно.
— Яся, возвращайся, — мягко попросил мужчина. — Я жду тебя.
  Боль в висках стала невыносимой и я, стиснув пальцы, прожигая некросилой кожу и плоть до самой кости, завыла, отчаянно и горько.
  Меня вытолкнуло на поверхность океана тьмы, и я увидела, что барахтаюсь почти у берега. А там, на этом самом берегу, пустынном и сияющем слепящей белизной, сидит… Хенрим.
  Я вспомнила его. И чуть не захлебнулась от ужаса, вспоминая так же, что всерьёз собиралась его убить.
— Яся, хватит плавать, — нежно улыбнулся полуэльф. — Я понимаю, родная стихия, все такое… Но мы тебя заждались там.
  Я рванулась вперёд, но тьма стала вязкой и не пускала меня из своих объятий. И по–прежнему пыталась захлестнуть меня с головой.
— Не могу, — прохрипела я. — Не пускает.
— Можешь, Яся, ты можешь все, — убеждённо проговорил он. — Ты убила вампира собственными руками. В жизни не поверю, что ты не справишься с чем–то настолько пустяковым, как выход из стихии.
  Собрав остатки сил в кучу, я рванулась вперёд, но встряла окончательно уже через два шага.
— Не получается! — расплакалась я, ощущая себя слабой и бесполезной. — Я потратила слишком много сил и…
— Ладно, — Хенрим поднялся, — сделаем по–другому.
  Я непонимающе моргнула, а затем…
— Нет, нет, не смей! — захныкала жалко, не способная даже закричать.
  Потому что он бесстрашно вступил в чужую стихию. Тьма взметнулась вокруг его лодыжек, порываясь сбить с ног, утопить, оставить в себе навечно.
— Дай руку, — потянулся мозгоправ, — я вытащу тебя.
  Стиснув зубы, я сделала ещё один рывок и с трудом, но уцепилась за протянутую ладонь. Сопротивление тьмы нарастало. Она не хотела отпускать свою добычу. Ни меня, ни Хена. Но тот не зашёл слишком глубоко, чтобы моя стихия могла его действительно утопить. А я… так отчаянно хотела выбраться, что удержать меня у неё не получалось.
  По чуть–чуть, понемногу, но Хенрим меня вытягивал. Пот катился градом по его вискам, вены на шее и руках вздулись, а из прокушенной губы потекла струйка крови, которую полуэльф постоянно слизывал. Даже подумать, что было бы, если тьма испробовала его крови, страшно.
  Я должна помочь. Хоть как–то.
  Стиснув запястье Хенрима крепче, я представила, что у меня под ногами не бесконечность тьмы, а ровная металлическая поверхность. Техномагия во мне слабо откликнулась, но все же помогла. А потом я изо всех сил оттолкнулась, и в этот самый момент полуэльф тоже решил, что пришло время для рывка.
  Я влетела в него с такой силой, что нас отбросило от океана тьмы на добрых два метра. Тот, за моей спиной, взревел раненым зверем и…
  Ничего не успел сделать.
  Меня вышвырнуло из изменённого состояния.
  Я успела увидеть слабую улыбку Хенрима и услышать тихое:
— С возвращением.
  А после он закатил глаза и сполз на пол.
  Боль толчками возвращалась ко мне, ведь я была серьёзно ранена. Но это не имело никакого значения, ведь у моих ног валялся посеревший полуэльф, которого я любила больше жизни. А на его руке зияла россыпь крупных кровоточащих язв.
  О, Плододающая… Что же я натворила?!
— Нет, Хен, нет, — я всхлипнула и упала на колени. — Только не умирай!
  Я лихорадочно искала нити жизни, и не находила их. Вообще. Ни единой.
  Не в силах больше сдерживаться, я зарыдала в голос.
— Тихо, Яся, спокойно, — меня обняли за плечи. — Он жив. Просто перестарался.
— Но я не вижу нити… — истерически вскрикнула я и рванулась вперёд.
— В тебе нет силы, ты тоже перестаралась, — терпеливо пояснили мне. — Я вижу нити, он будет в порядке.
— Я вам не верю! — дёрнула плечами, но от хватки избавиться не смогла. — Вы врёте, чтобы я не…
— Спать, — властно сказали мне.
  И я… действительно отрубилась.
Назад: ГЛАВА 22
Дальше: ЭПИЛОГ

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег