Книга: Брошенная колония
Назад: Глава третья К Сторожью
Дальше: Глава пятая Принимаю бой

Глава четвертая
Последствия

В «Руси» было людно, что и понятно – вечер пятницы. Публика тут собиралась вполне приличная, можно сказать, элита – офицеры дружинников, магички, и администрация городская не брезговала.
– Оружие, – потребовал мордоворот на входе.
Игнат снял наплечную кобуру и протянул охраннику, который тут же убрал ее в ящик, запер на ключ с номерком, который отдал егерю.
– Все? – придирчиво осматривая Видока, поинтересовался охранник.
– Только нож, но у вас не запрещено.
– Проходи.
Игнат поднялся по лестнице. В «Руси» можно найти любой досуг: девочки на втором этаже, хорошие такие девочки, милые, харчевня, дискотека, бильярд, живая музыка. Сторожье было ему домом вот уже три месяца, поэтому знакомцев у егеря тут хватало. Удачливых охотников за нелюдями знали и уважали, а неудачливых…
Игнат окинул взглядом обеденный зал, вечер в разгаре, столики еще были, и Видок решил, что неплохо бы нормально поесть. Харчевню в «Руси» можно отнести к высшей категории, не трактир на дороге или в бедняцком квартале с длинными грязными столами и лавками, это больше напоминало то, что раньше на Земле и в колонии называли ресторан.
– Чего изволите? – стрельнув глазками в эмблему егерей, спросила миловидная разносчица.
– Двести грамм «ночной звезды», – начал водить пальцем по меню Игнат, – два стейка с кровью, на гарнир жареные овощи под соусом. Салат.
Только сейчас он вспомнил, что последний раз ел больше суток назад жалкие остатки лепешки с вяленым мясом, а потом лазил по руинам и весь день провел в дороге. Живот от ароматов просто сходил с ума и урчал так, что, наверное, слышала даже эта миленькая подавальщица.
– Десять минут, – записав заказ, проинформировала девушка и исчезла.
Достав папиросу, он смял гильзу и прикурил, это за городом курить нельзя, а тут пожалуйста.
– Я присяду? – раздался за спиной женский голос.
Игнат скривился, обладательницу голоса он меньше всего хотел видеть. Галя была слабенькой магичкой, работала в клинике, пухленькая брюнетка, довольно симпатичная, но совершенно не во вкусе егеря, кроме того прилипчивая и жутко наглая. Стоило ему выйти в люди, как она появлялась и обычно портила весь вечер. На просьбы не таскаться за ним, женщина не реагировала. И это начинало бесить. Блин, а ведь всего один раз встретились. Два месяца назад Игнат выполнял заказ одного фермера, желающего расширить свои пахотные земли, проверял местность на наличие нелюди и нарвался на пару плотоядных жаб, которые угнездились на краю болота, примыкающего к фермерской земле. Тогда дали ему «прикурить» и порвали ногу с отравлением. Игнат еле до города добрался. Фарат не смог справиться с ядом, только ослабил его действие. О том, что затянуть рваную рану в десять сантиметров, и речи не шло. А если уж быть совсем точным, то не смог приладить на место здоровенный кусок мяса, вырванный зубами. И не было у егеря зелья регенерации, что он добыл сегодня. Тогда и познакомились, и Игнат сдуру пригласил девушку посидеть куда-нибудь, расслабиться.
– Галь, давай потом, – дипломатично попросил егерь. – Я устал, и хочу побыть один в тишине.
Галя проигнорировала его просьбу и плюхнулась на стул, стоящий напротив. Игнат нахмурился, вечер стремительно портился, похоже, сейчас она начнет «серьезный разговор».
– Поговорим? – в лоб спросила магичка.
– О чем? – устало поинтересовался Игнат. – Я уже тебе сказал все, что хотел. У нас была одна ночь, я был пьян, ты тоже. Все, проехали и забыли.
– Я так не думаю, – закусив губу, ответила Галя.
– А я думаю, – начал заводиться Демидов. – Я скоро уеду, работы здесь все меньше, да и твое общество стало напрягать. Я уже сходить в туалет не могу, чтобы не увидеть твое лицо в зеркале. Отцепись ты от меня. Встретились, разбежались, как взрослые люди.
Он перехватил ироничный взгляд, брошенный на него спортивной девушкой, стоящей за спиной какого-то важного господина, вкушающего шашлык на ребрышках. Телохранительница была очень даже ничего, серые холодные глаза напоминали расплавленный свинец, белые густые волосы, чуть с желтоватым отливом, были забраны в толстую короткую плотную косу, только одна прядь свисала у виска. Она меньше всего напоминала «самку бабуина», одета была слегка вызывающе – высокие сапоги с острым окованным носком, плотные обтягивающие штаны черного цвета, блуза, темный камзол, расшитый серебром. Подмышкой кобура с небольшим энергетическим пистолетом, видимо, охраняемая «птица», была действительно важной и уважаемой в Сторожье, если ее пропустили сюда со стволом. Это, если не считать двух метательных ножей за голенищами. Возможно, было еще что-то, но Игнат не разглядел. Она подмигнула, Видок улыбнулся в ответ. Это привело Галю в бешенство. Магичка, которая что-то ему говорила, моментально вызверилась.
– Ты меня вообще слушаешь? – обернувшись уставилась на блондинку, которая тут же взглядом послала ее далеко и надолго, поинтересовалась она.
– Нет, – немного успокоившись, ответил Игнат. – Я тебя уже давно не слушаю, ты меня просто задолбала.
– Да ты! – вскакивая и рефлекторно посылая заклинание в Игната, завопила она.
А вот этого делать не стоило, егерь давно просчитал развитие событий и приготовился к ним. Галя использовала тот самый медленный огненный шар, небольшой. Убить бы не убила, но вот ожег и испорченная рубашка гарантированы. Игнат не хотел ни того, ни другого. Оттолкнувшись ногой, он вместе со стулом упал на спину, пропуская шарик над собой. Кстати, Галя задала ему довольно неплохую скорость. Так что, если бы Игнат не ждал нападения, оно могло бы оказаться удачным. Шарик ударился о стул, стоящий у соседнего столика, и рассыпался искрами. Запахло паленым деревом.
Повторно что-то предпринять девушка уже не успела. Игнат, выйдя из кувырка, уже стоял на ногах, после чего ослабил кокон, давая джинну команду, и, ускорившись, обошел впавшую в истерику женщину со спины, схватил за руки, не давая размахивать ими и швыряться заклинаниями.
– Успокойся, – попросил он, – хватит. Ты себе сегодня заработала серьезные неприятности. Насильно мил не будешь. Забудь обо мне. Думаю, сутки в кутузке дадут тебе время подумать.
Закон Сторожьего был очень четким – магические способности автоматически приравнивались к оружию, хотя такое правило действовало во всех вольных городах и княжествах.
Игнат ощущал себя не слишком хорошо, ведь он специально спровоцировал магичку на атаку, но по-другому она не понимала.
Вот за что егерь любил «Русь», так это за то, что здесь дорожили своей репутацией, и дебошей с погромами не позволяли, уже через минуту появился мордоворот с бляхой охранника.
– Пойдемте со мной, – надев Гале браслет-подавитель, попросил он, причем довольно вежливо.
Та уже отошла от вспышки гнева и теперь красная, как рак, стояла, не зная, что ей делать.
– Пойдемте, – слегка подтолкнув ее в спину, повторил охранник.
Магичка кивнула и, бросив на Игната виноватый взгляд, пошла к выходу. Уже в дверях она обернулась и громко произнесла: «Простите, я не хотела», после чего вышла, сопровождаемая вышибалой.
Игнат вернул опрокинутый стул на место и, усевшись, достал новую папиросу.
Большая «шишка», сидящая напротив, поднялась и без приглашения уселась на стул, который еще недавно занимала Галя. Телохранительница проследовала за своим объектом и молча встала у него за спиной.
– Вы поступили очень нехорошо, – произнес незваный гость, – испортили мне аппетит.
– Ну, извините, – голосом полным сарказма без какой-либо доли раскаянья ответил Игнат.
– Не признавать ошибку – значит автоматически совершать следующую, – наставительно продолжил мужчина.
– А вы, похоже, сейчас решили повторить ошибку моей знакомой, которая недавно нас покинула. Я пришел сюда поужинать, у меня очень плохое настроение, сначала она, теперь вы. Если хотели выразить мне свое возмущение моим поведением, будем считать, что вы высказали, я выслушал. А теперь дайте мне спокойно поесть, поскольку везут мой заказ.
Весь диалог блондинка профессионально поглядывала по сторонам, не обращая на беседу ее нанимателя и Игната никакого внимания, но он чувствовал, как она напряжена.
Незнакомец еще что-то хотел добавить, но в это время официантка подкатила сервировочный столик, девушка с опаской покосилась на них и принялась переставлять заказанные блюда. В этот момент в ресторан вбежал еще один персонаж – мужик лет тридцати. Оглядел зал, найдя глазами разыскиваемый объект, направился сразу к столику Игната, но не к нему, а к «костюму». Склонившись к уху «гостя», он что-то быстро зашептал. Тот мгновенно стал серьезным, его лицо заострилось, стало злым.
– Иду, – бросил он. – Нужно выяснить, кто это сделал.
Незнакомец, еще раз смерив Игната взглядом, поднялся и, кивнув на прощание, покинул обеденный зал. Блондинка, цокая невысокими каблучками, пошла следом. Видоку показалось, что она подмигнула ему, но, похоже, он просто принимал желаемое за действительное.
– Не знаете этого господина? – спросил Игнат у официантки.
– Член городского совета, – нехотя ответила та, – Альберт Витальевич Новин.
Игнат мысленно чертыхнулся, вот и не верь после этого в судьбу. А еще он догадался, какие новости принесли его собеседнику. Скорее всего, нашли и опознали труп его порученца. Настроение, которое и так было не очень, пошло вниз.
– Еще один вопрос, – ухватив официантку за локоть, попросил он. – Девушка, телохранительница, она всегда работает с ним?
– Нет, впервые ее вижу, обычно он приходил с Сашей. Наверное, уехал по делам, вот он и нанял замену на пару дней.
– Спасибо, – поблагодарил Игнат и принялся за еду.
Опрокинув пятьдесят грамм местного самогона, который назывался «ночной звездой», надо сказать вполне недурственное пойло, и закусив его горячим пышущим жаром сочащимся кровью мясом, Игнат задумался о сложившейся ситуации. Итак, что он имел на данный момент? Он имел труп помощника члена совета, он имел оплаченный заказ в том районе, болтливого импресарио, который наверняка рассказал все дознавателю, члена совета, который решил убить купца, едущего из Церковного. А еще на заднем фоне маячила ведьма с лабораторией и руной. Хуже не придумать. Скорее всего, его вычислят, вычислят довольно быстро, особенно, если Свен расскажет о стычке с разбойниками. Теперь вопрос номер два: насколько сильно он влез в дела торгаша из совета? На что тот готов пойти, чтобы Игнат заткнулся? Или он решит оставить все, как есть?
За этими размышлениями он съел половину гарнира и первый стейк. Механически опрокинул еще пятьдесят грамм того, что здесь громко именовали коньяком.
– Здорово, Игнат, – вывел его из размышлений бодрый веселый голос.
Вот этого человека Видок реально был рад видеть. Андрей Рюмин по прозвищу Курносый, весельчак, балагур, бабник, редкостный враль и отличный солдат. Впервые они столкнулись лет десять назад, очень далеко отсюда в тогда еще Каранском княжестве. Война с соседями была кровавой, а где война, там и трупы, а где трупы, там и нелюди. Существовала целая категория нелюдей, которые отжирались на местах боев. Обычно их называли падальниками, редкостная погань, с ядовитыми зубами и когтями, ростом метра в полтора, не сказать, чтобы быстрые, но обладающие довольной крепкой хитиновой броней, передвигающиеся на четырех нижних конечностях, имея еще и четыре верхних. И что самое плохое, среди них очень часто попадались одаренные, управляющие темной энергией. Поэтому там, где не затихала война, всегда кормились егеря. Падальники редко роют себе логова, они ночуют в буреломах, двигаются по ночам, задерживаясь над трупами, не брезгуя и другой нелюдью. Вот и случилось так, что дозор лейтенанта Андрея Рюмина нарвался сразу на четверых падальников. Не окажись рядом Игната, который выслеживал трупожоров, все бы полегли, а так троих он все-таки спас. Пришлось тогда добить четверых дружинников, до которых успели добраться нелюди. Противоядие, если не ввести его в течение часа, бесполезно. А у Игната было всего две дозы, одну он вколол себе, поскольку тварь его все же достала по лодыжке когтями, вторую Курносому, как самому перспективному раненому. Остальные дружинники, которые на полных парах влетели на поляну, где пировали нелюди, получили слишком серьезные травмы, и тратить на них антидот было бессмысленно. Потом еще несколько раз судьба сводила его с Андреем. Последний раз в Белогорске, тот подался наемником к барону Сытнику.
– Садись, – радушно пригласил Игнат. – Выпьешь? Еще стольник остался.
Андрей плюхнулся на стул напротив, который уж больно часто сегодня менял своих седоков.
– Стольником не ограничимся, – весело сообщил он и поднял руку, сигнализируя официантке.
Та быстро оказалась у стола.
– Пол-литра «звезды», и закусить.
Девушка кивнула и исчезла.
– Как дела, Видок? – спросил Курносый. – Что-то ты мрачный.
– Нормально, Андрюха. Ты мне лучше скажи, как ты тут, на севере, оказался?
– Торгаша одного охраняю, сегодня приехали, я, и еще двое парней.
– Откуда?
– Из Церковного.
Игнат напрягся.
– Проблем в пути не было?
Андрей пожал плечами.
– Да вроде нормально. Дороги говно, и на мосту был какой-то кипиш, кто-то каких-то мужиков пострелял. Там вояк собралось много, я поспрашивал, вроде какого-то большого человека из местных завалили.
Демидов состроил удивленную морду.
– А чего он там забыл-то? Там же ничего нет.
– А мне откуда знать? – возмутился Рюмин. – Давай лучше выпьем, тем более наше пойло идет.
Девушка быстро поставила на стол заказанное и исчезла.
– Хорошая, – проводив ее взглядом, заметил бывший лейтенант. – Ладно, не отвлекаемся. За что выпьем?
– Давай Игоря помянем, – предложил Игнат.
– Это егерь? Такой среднего роста брюнет со шрамом на правой щеке?
Демидов кивнул.
– Нарвался несколько дней назад на одну мерзкую тварь. Нашли только его машину, тела нет.
– Жалко, хороший был парень, я его по Карану помню. Давай помянем, – он быстро разлил остатки того, что оставалось в графине Игната.
Посидели, помолчали, выпили.
– А ты что тут забыл? – закусив мясной нарезкой, поинтересовался Андрей.
– Я здесь уже три месяца, чищу окрестности, город растет. Сегодня только вернулся с работенки. Платят хреново, но платят. Выбил семейство лесовиков, вытащил оттуда одного придурка, которого на консервы держали. Едва сам не сдулся. Короче, жизнь бурлит.
– Ты как всегда по уши в дерьме, – засмеявшись, подвел итог приятель, разливая по второй. – Давай бахнем за то, чтобы все, кто нашей смерти хочет, померли, а мы нет.
Игнат поднял стопку. Чокнулись, опрокинули, закусили.
– Андрюха, знаю, что ты меня не сдашь, – оглянувшись и проверяя, нет ли рядом лишних ушей, произнес Игнат, – слушай внимательно, а потом забудь.
Рюмин мгновенно насторожился.
– Что происходит, Видок?
– Слушай, – отрезал Демидов. – Вчера я лесовиков завалил, сегодня с утра, возвращаясь в город, наткнулся на засаду у моста. Не на меня была, мной они решили поживиться между делом.
– Так, значит, твоя работа? – насторожился приятель.
Игнат кивнул.
– Я взял одного под допрос, местный, из отребья. Божился, что в первый раз на разбой вышел. Нанял их тот самый «большой» человек из местных. Так вот, он рассказал, что их подвязали расправиться с торговцем и тремя охранниками. Кого конкретно они ждали, я не уточнял.
– Плохо, – помрачнел Андрей. – Я тебя услышал, друг, и уже забыл, что ты сказал. Спасибо тебе, возможно, ты снова мне шкуру спас. А теперь мне пора.
Игнат кивнул.
– Понимаю. Ну, давай еще по пятьдесят и беги. Кстати, что у вас за груз?
Андрей быстро разлил по рюмкам, с него слетело все веселье, он стал задумчивым и сосредоточенным.
– Тут дело не в товаре, а в самом торгаше.
Они быстро выпили.
– Слушай, если что, на тебя можно рассчитывать? – спросил Андрей.
– Можешь. Но скоро уеду, наверное, не больше чем на пару дней задержусь. Работу я тут сделал, деньги получил, разберусь со своими делами и свалю. Сам понимаешь, мне тут торчать не с руки. Вы-то сюда надолго?
– Примерно на столько же, – ответил Андрей, вставая из-за стола. – Мы вообще в Копейск двигаем, так что отсюда строго на запад. Присоединяйся?
Игнат покачал головой.
– Там сейчас работы для меня нет.
Они пожали друг другу руки. Рюмин кинул на стол три чека и быстро скрылся за дверьми ресторана.
Игнат же обнаружил, что в графине, который подавальщица принесла по требованию Курносого, осталось еще три сотни грамм «звезды». Вечер только начинался, и Игнату было просто необходимо сбросить напряжение. Поэтому заказав под закуску различных солений, от грибов до помидоров, он приступил к уничтожению графинчика. Но напряжение не отпускало, и за первым графином последовал еще один, и вот здесь алкоголь справился. В зале уже не осталось пустых столов, местные феечки несли караул у бара, не рискуя появляться в зале без приглашения, негласная традиция, поскольку разгуливающие по харчевне шлюхи не нравились спутницам многочисленных мужчин, которые могли себе позволить отдых в «Руси».
В отдельной кабинке Игнат обнаружил наместника князя, полноправного правителя Сторожья, барона Зорина, крупного мужчину в дорогом костюме, в сопровождении жены и дочери, которая, надо сказать, с интересом наблюдала за накачивающимся егерем. Правда, Игнат, несмотря на выпивку, отлично помнил, что дочь барона, избалованная девица лет восемнадцати, имеет рост метр с шапкой и весит около сотни кило. А кроме этого довольно мерзкий характер, не принимавшая отказов, и по слухам, была похотливей портовой шлюхи. Решив не испытывать судьбу, Игнат направился к бару за добычей посимпатичней и беспроблемней. Демидов вообще шлюхами не брезговал, егеря не болеют, а девочки в «Руси» чистые, поскольку местный бордель исправно платил магичкам из той же местной клиники, которые следили за здоровьем феечек. За три месяца Видок успел познакомиться почти со всем цветником, а девочки оценили крепкого и не жадного егеря. Кроме того, некоторые из них уже были в курсе, что охотник на нелюдь выполнил заказ и сейчас при деньгах.
Вечер прошел в полном угаре, чекан, который Игнат отвел себе на развлечение, истаял. Но миленькая блондинка, с пышными формами, разбросанная по номеру одежда, больная голова и сбитые кулаки говорили о том, что загул удался.
Игнат сел на кровати, глядя на поднимающееся за окном солнце. Он смутно припомнил, что эта пышка ушла к нему от какого-то мордоворота из местных дружинников, который распускал руки слишком активно. Она не работала шлюхой, вроде бы он видел ее в какой-то лавке на торжище. Бывший кавалер полез к нему с кулаками выяснять отношения и огреб по харе до кровавых соплей – Игнат был не в духе, он вспомнил, что вот так же год назад они пили с Игорем на границе мертвых земель в вольном городе Торж. Именно во время грустных воспоминаний этот кретин решил выяснить отношения. Видок хоть и был уже порядком пьян, церемониться не стал, выплеснув все напряжение, горечь от потери приятеля на этого грубого придурка, которого унесли буквально через пару минут. Причем тот вздумал схватиться за нож. Под веселую танцевальную мелодию, которую наяривали музыканты на небольшой сцене, Игнат сломал противнику руку и вогнал лезвие его же тесака в ногу, пробив ляжку насквозь. На этом все и кончилось. Правда, вышибала намекнул, что Игната сегодня больше видеть не желают, на что егерь обиделся и собирался отлакировать рожу еще и этому шкафу. Но все обошлось, блондинка, повиснув на нем, понимая, что сейчас уважаемый егерь заработает себе несколько суток местной тюрьмы и крупный штраф, поскольку сойдется в рукопашку с не менее уважаемым вышибалой, и правда будет на стороне противника, потребовала от Видока продолжить загул в другом месте.
Игнат потер лицо и болезненно сморщился, подбитый глаз болел. Вроде бы дружки униженного бывшего кавалера блондинки поджидали его по пути к ней домой. Драку он помнил плохо, их было больше, они были трезвые и, судя по синякам, очень злые. Но в памяти по какой-то причине сохранилось видение, что девушка-блондинка в ботфортах, с короткой косой и камзоле, расшитым серебром, влетела в кучу-малу и буквально за минуту довела троицу нападавших до полного состояния не стояния.
Игнат потряс за плечо спящую и уставшую «подружку».
– Мари, просыпайся, мне нужно задать тебе один вопрос.
– Я свободна, я не за мужем, я согласна, – сонно и, похоже, даже не просыпаясь, пробормотала та.
Игнат, несколько минут переваривал полученную информацию, после чего потормошил девицу еще раз, добившись того, что она всё-таки открыла глаза.
– Слушай, вчера, когда на нас напали, там была женщина?
Мари, наконец, поняла, о чем ее спрашивают, и кивнула.
– Я даже не видела, откуда она взялась. Тебя сбили с ног, ударив сзади, потом начали бить. Меня оттолкнули, и тут из темноты появилась та блондинка и быстро разобралась с ними, после чего велела передать тебе, что вам нужно поговорить, и вечером она будет ждать тебя в трактире «У ворот». Знаешь такой?
Игнат кивнул. Место было мутное, там собирался рабочий люд и самые темные личности Сторожья. Поговаривали, что там же процветает неофициальный черный рынок, где можно сбыть краденное или контрабанду.
Девушка, поняв, что больше от нее ничего не требуется, снова завернулась в одеяло и мгновенно уснула. Демидов встал, потянулся и, слегка ослабив кокон, приказал Фарату заняться лечением. Никаких серьезных трав не было, несколько ушибов, шишка на затылке, синяки, так что джинн справился буквально за пару минут. Егерь умылся и вышел за дверь, чтобы больше сюда никогда не вернуться.
Дом Мари оказался на восточной окраине. Игнат огляделся и направился в сторону центра. Джинн, который накануне получил силы аж с трех покойников, постарался на славу, залечивая травмы, а заодно убрал и похмелье. Уже подходя к центральной площади, Видок понял, что случилась беда. У здания стояли сразу несколько машин тайной службы «Железного кулака». Черные, закрытые автомобили, мужчины с автоматами точно такими, как тот, что он поднял с трупа Александра, камзолы цвета тьмы, подкованные сапоги. Командовала всем магичка, она, в отличие от стражей «кулака», была одета в ярко красное платье с открытым лифом, коротким подолом и длинным шлейфом, в серебряных сапогах. Рассыпанные по плечам гладкие шелковистые волосы черного цвета спадали до открытых лопаток. Выглядела она, как и большинство волшебниц высшего уровня, властно, все слушались ее с полуслова. Видок припомнил информацию, которую предоставил Дед, когда Демидов сюда только приехал, – курировала «Железный кулак» магичка третьей ступени Светана. По слухам, дамочка редкостной стервозности, сторонившаяся общества мужчин, предпочитающая… Игнату, если честно, было плевать на ее сексуальную ориентацию. Пока все эти нетрадиционные не начинали демонстрировать свои привязанности на публике, он был спокоен, но стоило им начать, как он тут же заводился. Несколько раз это ввергало егеря в большие неприятности с власть имущими.
Из здания братства стали выносить носилки – одни, вторые, третьи. Игнат насчитал шесть. Следом за ними появился Дед. Глава отделения был зол. Он направился к магичке и стал ей что-то выговаривать. Вообще, нападение на офис братства в таком большом городе – это из ряда вон выходящее. Заметив Игната в толпе зрителей, Дед просто проигнорировал его. Демидов тоже сделал вид, что он так просто приперся посмотреть, и ловким движением стянул с левого плеча цеховой знак.
Через час все успокоилось, «кулаки» сняли отцепление и умотали вместе с магичкой, народ потихоньку разошелся. Игнат отлип от стены, в тени которой стоял, поедая хлеб с жареным мясом, кои предприимчивый торговец продавал зевакам.
Дед ждал его, устроившись в кресле, которое стояло прямо среди развороченной приемной. Повсюду ощущались следы сильной магии.
– Таня погибла, – мрачно произнес он.
– Что вообще произошло? – поднимая опрокинутый стул и усаживаясь напротив, спросил Игнат, Сову было жалко, но близких отношений у них не сложились.
– Команда наемников, не местные, пришли на рассвете, пять человек с магичкой во главе, похоже, четвертая ступень. Взломала нашу систему безопасности на раз. Тане не повезло, она явилась под утро, и как раз раздевалась, когда они ввалились. Двоих она убила сходу, ножи Сова классно метала. Тут магичка ее и зажарила, за секунду испекла. Я отомстил всем, правда, вот приемная пострадала.
Дед порылся рукой в кармане штанов и извлек плоскую металлическую флягу.
– Давай помянем подругу. Знаю, у вас с ней не все гладко было…
– Помянем, – просто согласился Игнат. – Теперь уже все неважно.
Они выпили, посидели, помолчали.
– Как думаешь, зачем приходили? За руной или за сапогами?
Дед задумался.
– И за одним, и за другим могли. То, что ты грохнул подручного местного воротилы, могли раскопать. И я насчет руны кое с кем поговорил, но я думаю, что вероятней всего сапоги. А ты как ночь провел?
– Пара разбитых рож, один раненый собственным ножом, меня отрихтовали. Кстати, похоже, за меня вписалась девица, которую я видел вместе с нашим «приятелем» Новиным. Он в тот момент про меня ничего не знал, и били меня не по его приказу. Она назначила мне встречу в таверне «У ворот».
– Ты узнал, кто она такая? – насторожился глава сторожского братства.
Он не любил чего-то не понимать, а эта встреча с женщиной, замеченной вместе с Альбертом, после нападения на офис выглядела очень скверно.
– Да, она выполняла роль охранницы при торгаше. Разносчица сказала, что впервые ее видит, раньше всегда это место числилось за убиенным обладателем сапог. Похоже, ее наняли на время его отсутствия, но благодаря мне и жадности грабителей ему придется искать постоянную замену.
– Пойдешь с ней говорить?
– Надо будет сходить. Место мутное, и мне непонятно, зачем она меня зовет, зачем помогла мне с нападавшими.
– Сходи, – немного помолчав, наконец, согласился с Демидовым Сергей Витальевич, – но держи ухо востро.
– Сегодняшняя встреча по поводу Веревеи не отменилась?
Дед покачал головой, он, конечно, слышал вопрос, но, похоже, углубился в свои размышления. Игнат несколько минут сидел, потом оставил старика размышлять и направился в свою комнату. Офис братства оказался не так уж и хорошо защищен. И если почти все золото, кроме двух чеканов на расходы, было положено в банк, который работал почти по всем княжествам и вольным городам и двум королевствам, то вот руна и дневник спрятаны здесь, и нормальной магичке не составит труда найти этот дрянной тайник в фальшь-стене. Хотя все же не так просто, магией его не найти, экранирован хорошо, руна не фонит энергией, так что искать надо по старинке. В банк идти нельзя, это золото и серебро можно получить, где угодно, а вот руну придется возвращаться и забирать лично. Прав Дед, надо от нее как можно быстрее избавиться.
Когда Игнат в полдень перешагнул порог кабинета, то понял, что ждут только его, в мягких креслах сидели три женщины.
– Магесса Ариана, – почтительно склонив голову, поприветствовал Игнат главу магической гильдии сторожья. – Инквесса Рена? – немного удивленно поздоровался Демидов, похоже, глава специального отдела инквизиции из Белогорска прибыла намеренно, ради разговора с ним.
– Здравствуй, Игнат, – склонив в ответ голову, поздоровалась та. – Вот, снова пересеклись наши дорожки.
Игнат обратился к последней гостье:
– Магесса Светана.
Сидящая в углу магичка едва мотнула головой, вперив свой ледяной взгляд в егеря. Сотрудница Сторожского «Железного кулака» была настроена явно враждебно. Игнат мысленно послал ее на хер и занял последний свободный стул, оставшийся в кабинете.
– Ну что ж, давайте приступим, – поднимаясь и запуская записывающее устройство, произнес Дед.
Он хорошо поработал над записью, убрав все лишнее, кроме пыточного подвала. Игнат равнодушно посмотрел на стену, на которой шла запись с «глаза». Вот он осматривает трупы, ради интереса он бросил быстрый взгляд на гостей, те отнеслись к этому совершенно равнодушно, похоже, им такие виды не в новинку, а может, у них имеются собственные подобные подвалы. Никто не смеет лезть к магичкам, структура совершенно закрытая и, по большому счету, никто не знает, что за эксперименты они там проводят.
Вскоре просмотр был закончен. Первой голос подала Ариана:
– Я требую предоставить полную запись операции на основании договора, заключенного в Краснозерье в триста сороковом году.
– Присоединяюсь, – решительно поддержала магичку инквесса.
Светана промолчала, продолжая буравить ледяным взглядом Игната и Сергея Витальевича.
– Вынужден отказать, – твердо заявил Дед, – на основе пятого пункта того же договора, остальная запись затрагивает интересы братства егерей. Довольствуйтесь тем, что есть.
Гостьи поджали губы, но крыть им было нечем.
– Продолжим, – спокойно произнес Дед. – Игнат, расскажи все, что произошло в замке.
Демидов кивнул и довольно подробно пересказал, что ему удалось узнать в результате вторжения в память погибшей девушки.
– Некровзгляд, – поморщившись, словно ей под нос сунули лопату, полную содержимого выгребной ямы, заявила Рена. – Это незаконно. Вы могли потерять контроль и создать могущественную нежить. Насколько я помню, Игнат, вы являетесь обладателем духа второй ступени, довольно сильного джинна.
Игнат почтительно склонил голову, подтверждая информацию инквизиторши. Они с ней пересекались несколько лет назад, когда он столкнулся с одной ведьмой, практикующей некромантию.
– Это было необходимо, инквесса, иначе кроме подвала, заваленного трупами и мертвой ученицей, я бы не смог вам предоставить никаких свидетельств, а так вы знаете имя ведьмы, и что она пыталась создать, и ей это удалось. Кстати, кто эта Саманта? Я видел, что она вошла в контакт с двумя вашими коллегами перед гибелью, и попыталась передать результат эксперимента.
Инквесса несколько долгих секунд молчала, наконец, произнесла:
– Веревея и ее ученица попали в поле нашего зрения уже давно. Мы не знаем сути эксперимента, но каким-то образом то, что она делала, должно затронуть миропорядок во всех княжествах. Девчушку мы прихватили в результате незаконного проникновения в один из наших архивов, она согласилась сотрудничать. Следуя скупым отчетам, ведьма Веревея находится в симбиозе с могучим духом. Не так как егеря, она полностью ему подконтрольна. Но как я уже сказала, я не знаю, что она пыталась создать. Мы знаем, что Саманта вышла на связь и попыталась передать что-то через портал. Здесь ваш рассказ полностью подтверждается. Но груз не получен, а девочка была убита. Место гибели мы так и не смоги определить. Теперь, благодаря вам, мы знаем, где это и можем провести детальное расследование. Думаю, магесса Ариана не откажет мне в помощи и перебросит моих дозновательниц.
– Не откажу, милейшая Рена. И более того, я приму участие в данной экспедиции, так как она затрагивает не только княжество Дар, но и интересы магической гильдии. Одна из нас представляет большую опасность.
Инквесса позволила себе легкую улыбку, похоже, она не была уверена, что сможет так легко получить помощь. Соперничество между магичками и инквизицией сильно подпорчено кровью.
– Зачем вы уничтожили тело? – раздался из угла надменный холодный голос Светаны. – Может, вы состоите в сговоре и решили замести следы? Как вы оказались в этом замке? Запись, которую вы предоставили в городском совете, четко показывает, что до этого подвала от места ликвидации лесовиков несколько десятков километров.
Игнат спокойно встретил все эти обвинения, история была заготовлена заранее. Выслушав его ответы, магичка скорчила такую физиономию, будто лимон проглотила. Демидов понял, она знает и про руну и про дневник, когда Дед поднял волну, она не поленилась раскопать запись и, естественно, нашла свидетеля. Свен против нее не тянул, и, скорее всего, выложил все. Но по какой-то причине она не собирается сообщать об этом ни своей начальнице, ни тем более инквизиторше. Вопрос один – она стояла за нападением наемников или Альберт?
Через два часа вопросы гостей иссякли. Ариана и Рена, вполне благожелательно кивнув Игнату, покинули кабинет, Светана же обдала его многообещающим ледяным взглядом. Похоже, она решила действовать.
Дед вернулся в кабинет и запер дверь.
– Ну что, Игнаша, перемудрили мы и вляпались по полной программе. Надо тебе уезжать.
– Не выйдет, – мрачно ответил Видок. – Если уеду сейчас, на мне можно повесить мишень.
Дед кивнул.
– Похоже, я поторопился, давая свое согласие на то, чтобы ты их сопровождал в замок. Прав ты, если уехать сейчас, то они сразу догадаются и о руне, и о дневнике. Я уверен, что Рена точно знает, что создавала Веревея, и мне кажется, она очень боится. И, похоже, магичка из «кулака» знает куда больше. Судя по ее вопросам, она уже размотала часть клубка, и могу поспорить, вытащила из этого циркача все, что тот знал. Про дневник и руну ей известно точно.
– Согласен. Остается вопрос – что делать? Может, отдать инквизиторше трофей? Она сказала, что заплатит золотом и не поскупится. И пускай она со всем разбирается. Правда, если честно, не лежит у меня душа отдавать руну. Может, вообще уничтожить?
Дед задумался.
– Не стоит пока, – после долгого молчания произнес он, крутя в левой руке неизменный метательный нож. – За эту новую руну заплачено множеством жизней. Вдруг она уникальна и, например, способна лечить болезни или закрывать прорывы, через которые приходят нелюди. Правда, при последнем раскладе мы без работы останемся.
– Но цена? – мрачно заметил Игнат.
– Всегда есть цена, – философски заметил дед.
Игнат задумался, старый егерь был прав. Еще эта встреча с блондинкой… Стоит ли вообще на нее идти? Она помогла, вот только почему? Возможно, что она резерв Новина, и у нее приказ втереться в доверие, добыть сапоги и запись допроса? Да запросто. Но сходить на встречу нужно. Светана, похоже, решила действовать. Запись ей не нужна, она допетрила, что у нее есть свидетель. Вот только как она решит действовать? В темную или по закону? Через магический портал из города Игнату не уйти, такие вещи согласовываются с магичками, и Ариана точно не даст разрешения, это только возбудит подозрения. На багги тоже проблемно, стоит ему покинуть границы города, как закон вообще станет условностью. И тогда Светана, которая точно будет знать, что он за границей Сторожья, получит полную свободу действий. Проблемы множились, как снежный ком, грозя смести егеря, намотать и раздавить. А еще у Игната чесались руки, он мог не любить Таню-Сову, но она была его сестрой, она была егерем и очень хорошим, и значит, ее убийца должен заплатить. И то, что магичка, убившая ее, мертва, ничего не меняет, их наняли, а значит, что они только инструмент, как винтовка в его руках.
В приемной звякнул колокольчик, предупреждая о посетителе. Демидов напрягся.
– Сиди здесь, – приказал Дед, – я встречу гостя.
Он поправил пистолет и вышел из кабинета, крутя в руке обыкновенный стальной метальный нож. Для тех, кто думал, что старый искалеченный егерь неопасен, ждал сюрприз, это на своей шкуре почувствовали наемники сегодня утром.
Игнат же продумывал план действий. Ариана и Рена договорились отправить группу исследователей в замок завтра утром, он должен их сопровождать. Магесса даже обещала открыть портал в Белогорское княжество, где в столице располагался центральный офис инквизиции, и принять команду следователей. Светана не станет действовать за спиной у непосредственной начальницы. Ариане он нужен целым, невредимым и лояльным, значит, наезда «Железного кулака» стоит ждать после возращения, иначе Дед поднимет кипиш, и полетят головы.
Старик вернулся минут через двадцать, сильно озадаченный. Кинув Игнату на колени лист бумаги, он уселся за стол. Видок быстро прочитал содержимое: «Дикая ферма в ста сорока километрах на северо-запад, граница обитаемых земель, шестилап, восемь чеканов».
– Да ладно, – присвистнул Игнат. – Шестилап на севере? Эти твари не любят сырость и мороз, им подавай жару. Кроме того они входят в перечень десятка самых опасных владение силой, мы за таких берем в два раза больше и ходим вдвоем. Эта тварина любому покажет короткую тропку на тот свет.
– А то я не знаю. Я назвал нашу цену, но заказчик сказал, что это все, что есть.
– Подставой попахивает, – вполне обосновано предположил Игнат. – Сейчас в городе два егеря: ты Дед, и я.
– Ты думаешь, хотят выманить из города? Разумно, вот только цена, мы по обязаловке не работаем, и все это знают, только если какой альтруист найдется. А среди егерей таковых мало, жизнь у нас опасная, редко кто семьей обзаводится, а удовольствия денег стоят.
– Что предлагаешь?
– Ничего. Я сказал, у нас людей сейчас нет, цена мала. Знаю, что пара егерей сейчас пропивают заработанное в Даре. Как пропьют, будут новую работу искать, может, и возьмутся, отправлю им сообщение. Но если это ловушка на тебя, то соваться на эту ферму тебе нельзя. Думаю, так надо поступить, завтра с дамочками едешь к замку, не похоже, что они надолго там задержатся. И как вернешься, мы тебя порталом закинем в Белогорское княжество.
– Дорого это. У меня, конечно, есть кое-какое золото, но такой портал на три тысячи километров будет стоить не меньше сорока чеканов. Да и не пойду я, поквитаться за Таню надо. Хоть и не любил я ее, но она была нашей, а егерей убивать нельзя.
– Продашь руну, отобьешь, – резонно заметил Дед. – Хотя я бы не торопился, чутье у меня на нее, плохая это штука, а в плохих руках жуткая. Может, и вправду инквизиторше спихнуть, и дело с концом?
– Ладно, Сергей Витальевич, пойду я, пожую в городе и подумаю, как и что. Да и кокон укрепить нужно.
– Только не пей много, сейчас нельзя.
Игнат кивнут и, поправив кобуру с пистолетом подмышкой, направился к выходу.
– Будь осторожен. Если что, отступай сюда, вместе бой дадим.
На это Демидов ничего не ответил.
Назад: Глава третья К Сторожью
Дальше: Глава пятая Принимаю бой

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт