Книга: Брошенная колония
Назад: Глава одиннадцатая Пора домой
Дальше: Глава тринадцатая Небесный путь

Глава двенадцатая
Смута в королевстве

Припарковав багги, Игнат забрал рюкзак и винтовку и вошел внутрь. Местный трактир оказался внушительным, что и не удивительно, учитывая обособленность поселения. Все посетители были вооружены, и не только пистолетами, например, за спиной кабатчика стояла здоровенная крупнокалиберная гаубица на сошках, которую по ошибке назвали винтовкой, из нее с одного выстрела можно уничтожить бронированный транспортёр мобильной пехоты или укрепленный грузовик. Все это наводило на мысли, что эти места далеко не мирные. Раньше Игнату не доводилось бывать поблизости от королевств, места сложные, и охотники на нелюдей их не любили. Обычно в эти земли возвращались егеря, которые были отсюда родом.
– Комната есть? – спросил Игнат трактирщика, хотя в ответе не сомневался.
– Две чека в сутки, стол отдельно.
– Устроит, – согласился Демидов, серебро у него было еще со Сторожья, кошелек с мелочью чудом пережил последующие после заброшенного замка приключения.
Монеты со стуком приземлились на стойку, и рука трактирщика мгновенно прихлопнула их сверху.
– Айвен, проводит.
Молодой парень указал на лестницу, ведущую на второй этаж, и потопал вперед. Крепкий такой паренек, удивительно похожий на корчмаря, скорее всего, сын, а заодно и вышибала, судя по сбитым кулакам, семейный подряд, а на кухне жена и невестка, хотя не факт.
– Что нового в мире? – спросил Игнат у провожатого.
– Новости в нашем медвежьем углу? Шутишь?
– Там, где я был, вообще никакой информации, так что, расскажи, что интересного слышал.
– Да ничего особенного, хотя в королевствах уже месяц идет драка за трон. Нас это мало касается, мы на отшибе. Кто-то отравил короля Георгия четвертого, знать уже три недели друг друга режет. Границы с соседями закрыты войсками, в столице бои.
– Интересно, что тогда в твоем понимании особенные новости? – усмехнулся егерь.
– Ваша комната, – останавливаясь у тяжелой деревянной двери, сообщил Айвен. – Ключ, – он протянул железный старомодный кусок железа с множеством бороздок.
Игнат взял сие недоразумение и сунул в замок, повернул, скрипнуло, и дверь отворилась. Что ж, к такому он привык гораздо больше, чем к палатам, полным золота и лепнины. Деревянная кровать у стенки, стол, на котором маленькая магическая лампа, стул, шкаф, небольшое окно, забранное грязным стеклопластом. Вот и все, что тут было. Провожатый, топая так, что, наверное, было слышно на всю округу, ушел, оставив постояльца одного.
– Эй, – крикнул Игнат, ему в спину, – а ванная есть?
– Уборная и душевая в конце коридора, – отозвался Айвен и свернул за угол.
Игнат убрал винтовку и рюкзак в шкаф, после чего запер дверь и пошел в общий зал, нужно подкрепиться, ведь весь завтрак оказался за бортом багги.
Дмитрий уже сидел за одним из пустых столов, он сделал Игнату знак, предлагая присоединиться. Видок не стал пренебрегать предложением, информация была ему нужна как воздух, и староста-купец годился на эту роль гораздо лучше, чем вышибала.
– Что на ужин? – подойдя к трактирщику, спросил Демидов.
– Картошка вареная, мясо запечённое, острое. Или рыбу пожарим, минут двадцать займет.
– Мясо, картошки. Что из выпивки? Пиво, коньяк?
– Пиво свое, коньяк привозной, есть местный самогон, правда, слегка попахивает, зато дешево.
– Сколько коньяк обойдется, бутылка?
– Чекан.
– Давай, – кладя монету на стол, легко согласился егерь, хотелось выпить чего-то хорошего. – И две стопки.
Конечно, эстеты не пьют коньяк стопками, да тут таких и нет, здесь невозможно встретить ценителя дорого напитка, катающего янтарную жидкость по пузатому бокалу и смакующего каждый глоток, тут люди попроще.
– За еду потом рассчитаюсь, может быть, чего еще закажу.
Трактирщик обрадованно кивнул, платежный клиент с запросами для него подарок.
– Садись, сейчас принесут.
Игнат занял место напротив Дмитрия, разглядывая его и остальных посетителей. Женщины в зале были, сидели рядом с мужчинами, но мужчин гораздо больше, все с оружием, и какие-то напряженные. Учитывая, что неподалеку в королевстве буза, вполне объяснимо. На него поглядывали с интересом, но никто не лез с расспросами, хотя все изнывали от нетерпения узнать новости.
Дмитрий был крепким мужиком с исполосованной рожей. Судя по бороздам, нелюдь постаралась, давно, правда, шрамы старые. Два серых водянистых глаза внимательно следили за гостем.
Появилась девчонка-подавальщица, почти ребенок, лет пятнадцати, она поставила литровую бутылку коньяка с эмблемой королевства Церн, расположенного к югу от гор и имевшего довольно неплохие виноградники. Возможно, напиток не совсем сивуха. Затем на столе появились стопки и блюда с нарезанной пастромой и овощами. Игнат разлил и придвинул стопку собутыльнику. Тот кивнул, рюмки встретились над столом с веселым звоном.
– Хорошо, пошло, – прислушиваясь к ощущениям, заявил Видок. – Отличный коньяк.
Дмитрий согласно кивнул.
– Ну что, обменяемся информацией?
– Без проблем. Правда, если ты ждешь интересного рассказа о вольных землях, я тебя разочарую, случайно попал к ним в гости, теперь вот домой возвращаюсь, в раскладах тамошних я не бельмеса не смыслю. Выполнил там пару заказов, остальное время провел в дороге. Вот, в принципе, и вся моя история.
– Бедновато, – согласился Дмитрий. – А в свободные земли как попал? У них что, еще есть поселения, с которыми сотрудничают?
– Не думаю, – покачал головой Игнат. – Столкнулся с одной тварью, которая мой портал так подправила, что я улетел туда, откуда мы все пришли. История эта дальняя, и вас не касается по большому счету, так что, ничего про нее тебе знать не нужно, не твоя это проблема.
Игнат отправил в рот кусочек говядины, которую обернул в лист салата, и помидорку.
– И куда ты путь держишь?
– Мне очень нужно в княжество Дар, и быстро. Глупо, конечно, но спрошу, нет у вас магички, кто с порталами в ладах, поближе чтобы закинула?
– И не надейся, у нас одна магичка, четвертой ступени, так что, о портале не мечтай. Да и на королевство не рассчитывай, Айвен уже, наверняка, сказал, что там смута. Все режут всех. Вообще очень неудачный момент ты выбрал. А ведь тебе королевство пересечь придется, не объехать никак. Во всяком случае, на колесах, вокруг болота, причем такие трясины, что без проводника не пройти. Да и твари там обитают поганые, хотя ты егерь.
– То, что егерь, – разливая по второй, усмехнулся Игнат, – не панацея от нелюдей. Они убивают нас точно так же, как и обычных людей, только реже. – Они снова выпили. – Расскажи по подробней, что там, в королевстве, случилось?
– Толком никто не знает. Несколько дней назад оттуда чудом выбрался один купец, с которым я хорошо знаком. Машина его напоминает решето, по ней хорошо постреляли, убили одного из охранников, ранили жену. Так вот, он рассказал много интересного…
Игнат снова разлил, тут и горячее принесли, все выглядело очень аппетитно, дышало паром и пахло просто замечательно. Картошку посыпали лучком и травами и полили сметаной, к мясу подали несколько соусов. Тут умели готовить, это радовало.
Игнат нарезал мясо, полил соусом и принялся есть, потом вспомнил о коньяке, и рюмки вновь столкнулись над столом.
– Ты ешь, а я пока расскажу, – махнул рукой Дмитрий, закусывая пастромой.
Игнат благодарно кивнул и разломил горячую желтоватую картошку, макая ее в сметану.
– И так, началось все чуть меньше месяца назад. Георгий четвертый – не самый плохой из правителей, всего год на троне. Вот дед его, который правил до этого, сволочью был первостатейной, налогами людей душил, к земле привязал, на границах войска постоянно стояли, в каждой деревне стража при магичке, за любую провинность нещадное наказание. Короче, тварь та еще, но сдохла. Говорят, не обошлось без участия внука, сын его давно сгинул. И вот чуть меньше месяца назад кто-то атаковал ночью дворец. Погибло до черта народу. Поговаривают, тут магички замешаны, поскольку внешняя охрана слышала крики, но внутрь сунулись единицы, обратно не вернулся никто. Вот остальные и не стали испытывать судьбу, только окружили все и ждали, пока кто-то выйдет.
Игнат уже прикинул итог, он даже догадывался, кто это устроил, не знал зачем.
– Никто не вышел. Смельчаки сунулись, нашли только трупы, никто не выжил.
– Дай-ка угадаю, – развивая по новой, предложил Демидов, – все разорваны в клочья, большинство даже за оружие не успело схватиться.
– Ты что-то знаешь? – тут же насторожился Дмитрий.
– Скажем так, я уже видел подобное. Наверняка, на тварей подумали?
– Заподозрили магичек. Открыли портал, запустили дрессированных тварей, потом забрали.
– Так и думал. Вещай дальше.
– Ну и завертелось. Вместе с королём погибла жена, ее сестра и маленький сын. Охранка как с цепи сорвалась, инквизиция начала охоту за магичками, в королевствах она сильна, как нигде в княжествах или в вольных городах. В первый же день была разгромлена башня гильдии, десяток магичек захвачено, несколько погибло, остальным удалось бежать. Буквально через два дня магессу Анну второй ступени, главу гильдии, обвинили в убийстве короля и сожгли на дворцовой площади, а в течение недели за ней последовали и другие арестованные. Вся верхушка обезглавлена. Не смогли поймать только магессу третьей ступени Киру, девица боевая была, приписана к третьему полку внешней пограничной стражи. Так что, не надейся сейчас найти в Гарне и во всем королевстве никого старше четвертой ступени. Инквизиторши не идиотки, кто будет обслуживать технику, оружие, лечить? Они избавились от всех, кто мог создать проблемы.
– А егеря?
– Их тут всего ничего. Трое. За тварями любители бегают. Результаты, правда, посредственные, дохнут быстро.
Игнат снова наполнил рюмки. Беседа шла по накатанной, ужин был съеден, теперь нужно просто пить, подогревая интерес собеседника. Чокнулись, выпили, закусили. Трактирщик убрал пустую посуду, принес новое блюдо с закусками.
– Так что егеря? – напомнил Видок вопрос.
– А нет егерей. Один, похоже, погиб две недели назад, второй был арестован где-то с месяц, а о третьем вообще давно ничего не слышно, работал он вроде на графа Берга, больше его и не видели.
– Офис братства?
– Не знаю, – развел он руками. – Выпьем?
Игнат разлил.
– Помянем коллег моих.
– Помянем, – легко согласился Дмитрий.
Помолчали, выпили, закусили.
– Так можно прорваться через королевство? – Игнат лениво жевал кусок говядины, соображая, как же выкрутиться из сложившейся ситуации. – Какие вообще расклады, как скоро кончится буза?
– Въехать не сложно, – озвучил оптимистичный прогноз Дмитрий. – Здесь, на границах с пустошью, дорога идет через пограничный домен барона Крайца. В драке за трон он не участвует. Земли у него всего ничего, пара поселков чуть крупнее нашего и довольно хорошо защищенный замок, личная гвардия в три сотни стволов. К нам он терпим. Как только началась буза, перекрыл свои границы, благо рельеф для этого располагает, и предупредил, что все, кто сунуться к нему с оружием и без приглашения, огребут.
– То есть, его пограничная стража стрельнет меня, как только колесо моей машинки окажется на его земле?
– Нет, – успокоил купец-староста, – это касается войск других дворян и остатков королевской гвардии. Думаю, твою машинку его люди пропустят без особых проблем, но за плату. Сам понимаешь, время такое.
– Это нормально, – отмахнулся Игнат. – Я только боюсь, у меня на его дружинников денег не хватит.
– Есть риск, – не сдержавшись, рассмеялся Дмитрий. – Так что, советую наменять побольше серебра.
– Логично, а дальше что?
– Дальше все очень сложно. Один за другим два претендента на трон – герцог Офор и граф де Лер. Вот там сейчас мясорубка. Оба обладают внушительными силами, оба претендуют на корону, и оба, как «добрые» соседи, вцепились друг другу в глотки. Если земли герцога еще можно проскочить по краю, то владения графа надежно запирают единственную дорогу к столице, слева горы, справа леса и болота.
– Проскочить не выйдет? – расклад Игната не радовал.
– Без вариантов, болота – основа богатства графа.
– Интересно, чем это? – пытаясь вспомнить все, что знал о королевстве, и чем оно знаменито, спросил Демидов.
Дмитрий улыбнулся.
– Одно слово – кулор.
Видок в чувствах хлопнул себя по лбу. Как же он мог забыть? Редчайший болотный гриб, основа половины зелий и незаменимый компонент зелья регенерации. Отсюда его баснословная цена и не слишком широкое распространение. Тот пузырёк, на который Демидова едва не развела химичка, стоил около пятидесяти чеканов. В княжествах было всего два места, где рос этот гриб, Гарнское королевство и княжество Яр, еще более далекое и недоступное.
– А если напролом, прямо через проход? – спросил Игнат.
– Если ты бессмертный. Сейчас прорваться от нас даже в королевство Церн, и то нереально.
– Что предлагаешь? – разливая в стопки янтарного ароматного коньяка, упавшим голосом спросил Видок.
– Ждать, Игнат, только ждать. Так просто прорваться не выйдет, мясорубка там знатная. Этими двумя претенденты на трон не ограничиваются, есть еще четыре игрока помельче, они режут друг дружку по другую сторону столицы. В Гране вспыхнул мятеж бедноты, остатки гвардии пытаются с ним справиться. На границах с княжествами стоят войска, все запечатано, некому отдать им приказ на подавление выступлений вассалов.
– И на сколько это?
– Кто знает? – спокойно ответил Дмитрий. – Мы – окраина, мы тут никому не нужны, взять с нас нечего. Так что, мы себя ощущаем в безопасности. Пережди, кров у тебя будет, и работу по профилю подкину, последнее время многовато нелюдей в горах и лесах. Мы уже потеряли лесоруба в прошлом месяце.
– Мне очень нужно в Дарское княжество, ты даже не представляешь, сколько от этого зависит.
– Догадываюсь, если уж ведьмы вольных земель тебе портал открыли вне графика. Но если рванешь вперед, вообще никуда не доедешь. Как я сказал, к барону без проблем, а вот дальше наугад и наверняка до первого патруля если везучий то до второго.
Игнат задумчиво плеснул коньяк по рюмкам, купец-староста говорил дело. Была бы магичка третьей ступени, она бы переход сделала, и нет проблем.
По залу ходил молодой паренек с гитарой, на поясе у него висела открытая банка, кто-то из оставшихся немногих посетителей кидал туда монетку, и парень довольно хорошим голосом пел то, что заказывали. Репертуар у него был довольно богатый.
Кто-то заказал песню, парень уселся прямо на стол, поставив ногу на лавку, ловко пристроил гитару, сделал пробный перебор, подкрутил колок.
Игнат уставился на рюмку полную коньяка, он слегка захмелел, но совсем чуть-чуть, размышлять это не мешало. Дмитрий, видя, что егерь задумался, ему не мешал.
– Обмозговать все нужно, – наконец, произнес Демидов, – все взвесить. А пока давай бахнем.
Они бахнули, со стуком опустив стопки на стол. Прикурив папиросу, Видок прислушался к мелодии и тексту.
Прошло с тех пор немало лет,
Сгорело все дотла.
Загадка деревушки той
осталась навсегда.
Про злую ведьму я сейчас
Вам люди расскажу,
Как на костер ее вели
В вечернюю пору.
Кричала ведьма вся в слезах,
Что не желает зла,
Что никому и никогда
Не нанесла вреда.
Но люд был глух к ее мольбам,
Не слушали ее.
К столбу магичку приковав,
Огнем казнив ее.
И вроде суд уже свершён,
Пора и по домам,
Но тут к проклятому столбу
Сошел сам сатана.
И проклял он и этот суд,
И жителей судей,
Саму деревню
И людей извел он без затей.
Он страшен был в обличье том,
Как егерь он пришел,
Карал как нелюдей людей,
Сжигая каждый дом.
Когда повинных он казнил,
Вернулся он к столбу,
И ведьму отвязав свою,
Похоронил в лесу.
Прошло с тех пор немало лет,
Сгорело все дотла,
Но на могиле ведьмы той,
Растут цветы всегда.

(текст Автора)
Игнат, как завороженный, слушал свою историю, стряпаную на примитивную рифму на не слишком удачную музыку. Рюмка в его руке хрустнула, и на столешницу полилась кровь.
– Что с тобой, егерь? – уставившись на него совершенно серьезным и абсолютно трезвым взглядом, обеспокоено спросил Дмитрий.
– Не бери в голову, – отмахнулся Демидов. Разжав кулак, он убрал осколки, стерев кровь тряпицей, он приоткрыл кокон, Фарату даже приказа не понадобилось, тот быстро затянул пару мелких, но обильно кровоточащих ранок. – Так, вспомнилось, песню услышал, откуда она взялась?
– Без понятия, – поджал плечами Дмитрий, – сын Милоша давно ее поет, вроде какие-то странствующие трубадуры его научили, заезжали к нам пару лет назад. Врешь ты, для тебя эта песенка не пустой звук. Ты бы свою рожу видел, на ней такая боль была.
Игнат напрягся, песня окунула его в грустные воспоминания, тогда он ничего не соображал, просто убивал то, что вставало на его пути, да и то, что не вставало тоже. Неужели кто-то выжил, чтобы рассказать? Демидов никогда не жалел о содеянном, только о том, что не успел.
Рука Игната незаметно легла на рукоять пистолета. Он уставился в глаза человеку, с которым еще недавно пил коньяк, хорошему человеку, и он очень не хотел его убивать, как и остальных в этом зале. Демоны, как же плохо всё сложилось.
Староста-купец взял рюмку, плеснул в нее коньяка, залпом выпил.
– Я на мушке? Хотя, чего я спрашиваю? Ты же егерь, выстрелишь быстрее, чем я рот открою, только вот не похож ты на человека, который готов тут всех убить. А убить придется всех, даже детей. Я не спрашиваю, что там случилось, не мое дело, давно это было, слышал я про эту деревушку в пять домов. Не делай глупости, я тебе не враг. Никому тут не нужна твоя тайна.
– Сейчас не нужна, а через час ты сюда сгонишь кучу народу со стволами, и как бы я не был крут, вы все равно меня завалите.
– И какой мне резон? – выгнув бровь, иронично спросил Дмитрий. – Я видел егерей за работой. Даже если мои молодцы тебя грохнут, ты половину их уложишь. Тут и так народу немного живет.
Они посмотрели на трактирщика, который подошел и поставил рюмку на стол, стер кровь и осколки и удалился, хотя джинн сообщил, что его просто распирает от любопытства, да и напряжение между собеседниками он заметил.
– Значит, оставим все, как есть?
– Конечно, если ты не захочешь удовлетворить мое любопытство, и сам не расскажешь, что же там случилось? По твоей реакции я понял, эти горе-палачи были в корне неправы.
Игнат взял левой рукой бутылку и разлил остатки коньяка.
– Не лезь ко мне в душу. Все ты правильно понял, они заслужили свою смерть. Она была светлой и доброй, она в жизни никого не обидела.
Игнат понимал, что не следует ничего говорить, но его словно прорвало, сейчас перед ним сидел человек, который случайно узнал его тайну, захотелось выговориться.
– Помянем? – спокойно предложил Дмитрий. – Я верю тебе, и твоя тайна останется со мной.
Помолчали, выпили.
– Так что ты решил, егерь?
– Завтра будет видно, но на месте сидеть нельзя, не имею такой роскоши, как время.
Дмитрий поднялся и протянул руку, которую Игнат пожал. Трактирщик Милош, получив серебро, и не получив мордобоя между гостем и старостой, был очень доволен. Правда, Фарат не замедлил сообщить, что любопытный кабатчик просто изнывает от желания узнать, что же произошло за столом. Но если Дмитрий сдержит слово, то ему не светит. Ну а если не сдержит, значит, славно постреляем.
Никто за Игнатом ночью не пришел. Он проснулся хорошо отдохнувшим, бодрым, свежим. За окном светило яркое летнее солнце, но до полудня было далеко, нужно решать, как поступить, сидеть тут, искать проводника по болотам или пробиваться через охваченное смутой королевство? Небольшая горная страна обладала крайне ограниченной сетью дорог, запереть которые можно было даже малыми силами.
Игнат дошел до ванной комнаты, умылся, побрился купленной по дороге к портальной площадке бритвой. Кстати, хорошо бы еще к цирюльнику заглянуть, волосы его отросли за полтора месяца, и теперь нужно что-то делать, еще немного и можно косы заплетать.
Он спустился вниз и тут же получил тарелку вкусной горячей каши на молоке с маслом и стакан крепкого чая. Очень многие злаки и растения с земли прижились на Интерре, и вот уже половину тысячелетия давали хорошие урожаи.
Пока Игнат ел, стараясь не обжечь рот, в зале появился его вчерашний собеседник, похоже, Дмитрий был уже давно на ногах и пребывал он не в самом лучшем настроении. Плюхнувшись на прежнее место, он уставился на Игната.
– А где здравствуй? – поинтересовался егерь. – Как спалось?
Но вместо этого на стол перед ним легла бумага.
– Только что магика получила по транспортному порталу.
Демидов опустил глаза, его рожа на портрете, снизу подпись: «Разыскивается инквизицией для допроса». Что ж, все логично, выживших, кроме Веревеи-Светаны, не было, тело его среди других трупов в подвале не найдено, замаскированная ведьма могла выдать любую историю. Хорошо хоть для разговора, а не взять живым или мертвым, награда тысяча чеканов.
– Кто еще знает?
– Магичка и я, но она будет молчать. Что произошло, зачем ты нужен инквизиции?
– За тем же, зачем пытаюсь прорваться в Сторожье. Одна сила пытается меня задержать, я рвусь вперед.
– Сила – это инквизиция?
– Не совсем. Милых девочек с невосприимчивостью к чарам обвели вокруг пальца и банально натравили на меня. Думаю, и гильдия магов скоро пришлет нечто похожее.
– Куда же ты, парень, вляпался? – спросил Дмитрий. – И не поэтому ли тебе ведьмы вольных земель открыли портал?
– Ты угадал, я им рассказал всю историю. Плохо только, что они закинули меня сюда, а не куда-либо еще, поскольку я тут оказался в ловушке.
Дмитрий задумался. Что ж, Игнат понимал его дилемму, верить пришлому чужаку или не верить, и, в конце концов, в гончем листе не сказано взять живым или мертвым, или особо опасен, а просто, что его хотят допросить.
– Что думаешь делать? – спросил Дмитрий, наконец, приняв решение.
– Уеду. Просто, не решил, как. Тут можно обогнуть горы?
– Без вариантов, – покачал головой староста. – Пустошей ты, конечно, не боишься, но это десятки дней пути. С другой стороны болота, не знаю, можно ли их объехать наверняка, но тех мест вообще никто не знает. Дорога у тебя одна – через королевство, ну о ней я еще вчера рассказал.
– Сколько до земель того нейтрального барона?
– К обеду будешь у его замка, если, конечно, нигде не нарвёшься.
– Значит, пора прощаться. – Игнат поднялся и протянул Дмитрию руку. – Не держи зла, прости, если что не так.
– Удачи тебе, егерь, – ответил тот, крепко пожав ладонь. – Как выедешь на большую дорогу, тебе направо, та, что влево, ведет к заброшенным рудникам.
– Спасибо, – поблагодарил Видок.
Не прошло и получасу, как Демидов, упаковав вещи в багги, купив кое-какой провизии у Милоша, выехал в восточные ворота.
Дорога шла через обычный смешанный лес, в ветвях пели птицы, даже грунтовка была в хорошем состоянии и позволяла держать скорость не меньше шестидесяти. Через полчаса машинка на хорошей скорости вылетела из леса и оказалась в небольшой низине, по которой текла быстрая горная река, через которую перекинут добротный каменный мост. Небольшой перекресток, свернув направо, как и сказал Дмитрий, Игнат без проблем миновал мост, за которым обнаружился пограничный столб, извещавший, что он только что пересек границу баронства, принадлежащему Аристу Крайцу. Никаких стражей или заставы, просто информация для размышления.
Багги бодро бежала с холма на холм. Не сказать, чтобы баронство было велико, но первых людей Игнат увидел только через час. Правда, и скорость передвижения сильно снизилась, дорога была в отвратном состоянии, и багги шла не больше двадцати. А в одном месте вообще пришлось чуть ли не на руках перетаскивать машину через несколько валунов, скатившихся с осыпи и надежно запечатавших убогую грунтовку.
Небольшой поселок, куда он въехал через распахнутые ворота, находился уже посреди распаханных полей, на которых зрело довольно прилично злаков и картошки. Да и с последнего холма Игнат разглядел множество квадратов обработанной земли. Народу на полях тоже хватало. Демидову сельское хозяйство было чуждо, он предпочитал иметь дело уже с плодами, поэтому он был без понятия, чего селяне там копошатся. Некоторые из них разгибали затекшую спину и провожали неторопливую багги взглядом, после чего возвращались к прерванной работе.
Едва багги миновала ворота, то тут же попала на прицел тяжелого пулемета, установленного на трёхосном легкобронированном мобиле, возле которого, не выпуская из рук потертых винтовок, скучали трое дружинников в нашивками черно-желтого цвета в тот пограничному столбу.
Повинуясь взмаху руки одного из стражей, Игнат остановился метрах в пяти от них и выбрался наружу. Дабы не нервировать вооруженных бойцов, винтовку он оставил в машине, хватит и кинжала с пистолетом.
– Кто такой? – лениво отлепившись от машины, стоящей в тени какого-то сарая, спросил дружинник. Судя по нашивке, если, конечно, в королевстве были те же лычки, звание он имел сержантское, и быт тут старшим.
– Игнат, егерь, возвращаюсь с заказа.
Дружинник барона соскользнул взглядом по одежде, пистолету на боку, несколько секунд пристально изучал знак братства на левом плече. Наконец, удовлетворенно кивнул.
– Странно, что я про это ничего не знаю?
Демидов просто пожал плечами.
– Я не работал на королевство и на барона, охота на редкую нелюдь в диких землях.
Такое объяснение вполне устроило стража.
– Зови меня Кан, – представился он, причем в голосе звучало уважение. – Куда путь держишь? Временя сейчас сложное.
– Я уже слышал, что пока скитался по пустошам, в королевстве произошли печальные события, – подыграл Игнат. – Желание у меня одно – вернуться в княжества и получить награду.
– Границы баронства закрыты, – озадачился сержант. – Наши соседи – герцог Офор и граф де Лер, чтоб они подохли в желудке у падальников, – он сплюнул на ссохшуюся землю, похоже, тут дождей давно не было, – сцепились не на шутку. И сомневаюсь, что у тебя есть хоть один шанс проскочить. Вчера ребята герцога пытались в дальний рейд на трех броневиках сходить на земли графа, но попали в засаду, в которой нашлось пара магичек. Короче, всех сожгли. Везунчиков, переживших «адский шторм», солдаты де Лера расстреляли. У него вообще, пожалуй, сейчас после резни с магичками лучше всего, сразу три наемницы, не гильдейские, а вольные, стоят ему много золота, но цель оправдывает средства.
– Какая ступень?
Сержант пожал плечами.
– Без понятия.
– А у вас, случайно, нет портальницы?
– Закатывай губу, а то наступишь. В замке барона одна магичка, и та четвертой ступени, можно сказать, повезло, она племянница жены господина, а так вообще бы ни одной не было.
– Может, подскажешь, как прорваться через земли графа? Я в долгу не останусь.
Кан покачал головой.
– Если через герцогство еще можно, то про графство забудь, оно так расположено… Да что я тебе рассказываю? Ты ведь сюда через долину ехал, сам должен был видеть укрепления на границе. Дорожный форт держит единственную дорогу в тех местах, в болотах своя стража. Ну, а горы, сам знаешь, там нет даже троп, разве что бараны горные скачут, но ты же не они, так что, тебе не светит.
– Что предлагаешь?
– Жди, – развел руками сержант. – Сними угол здесь или в Кохеме, она ближе к границам герцога, там наших гораздо больше. Опасаемся мы, как бы не решил Офор под шумок прибрать баронство к рукам. А то можешь и к барону в гости, Арист Крайц любит гостей. Ты не бродяга, а значит, сможешь развлечь господина, и разговор поддержать. Только женушки его берегись, похотливая, спасу нет, всех перетрахала. Барон знает о похождениях, но терпит, любит ее, да и сестрица магичка. Но если кто попадется ему на глаза, может и убить, мужик он взрывной. Это он женушке своей простит, она его крепко за яйца держит, а вот любовника точно прибьет. Последнего, кто спалился, на кол посадил, художник из столицы приехал, портрет баронессы рисовать. Говорят, модный был.
Дружинники у броневика слышали каждое слово и тут же заржали. Игнат тоже улыбнулся, забавным человеком был местный барон. Наверное, с его точки зрения наказание соответствовало преступлению, ты засунул кол, в тебя засунули кол, вроде все закономерно. Но больше всего Игнату не нравилось торчать в баронстве, нужно было искать пути для прорыва.
– Так что решил? – поинтересовался Кан.
– Поеду к границе и буду искать возможность проскочить.
– Как знаешь. Давай двадцать чеков, бери подорожную и двигай дальше. Больше никаких поборов, ну, за исключением того, что с тебя трактирщик в Кохеме сдерет, он парень жадный, выгоду свою чует, знает, что тебе никуда не деться.
Игнат достал кошель с серебром, он заранее наменял чеков у Милоша, чтобы не светить золото, причем разложил по разным кошелькам, дабы не вызывать соблазна. Пожевав губами, он скорбно отсчитал плату. И, получив бумагу с печатью, на которой стоял герб барона Крайца, спрятал ее в карман. Кан, забрав мзду, махнул ему рукой на прощание и вернулся к своим товарищам, скучать в тенечке и дальше.
А Игнату предстоял путь в полсотни километров по солнцепёку. Плащ он снял еще пару часов назад, поскольку в нем совершенно невозможно ходить, там далеко, в вольной области, было прохладней, но тут настал самый жаркий летний месяц и температура поднялась под тридцать градусов.
Проскочив поселок, который так и остался для Демидова безымянным, багги бодро вырвалось на простор распаханных и неубранных полей. Дважды встречались грузовики, идущие в противоположенном направлении. Здесь дорога была гораздо лучше, и скорость возросла.
Скоро на впечатляющем холме показался и баронский замок, облепленный снаружи маленьким городком. Возле свертка с центральной дороги стоял еще один пост, на этот раз тут стояли сразу два бронемобиля и человек десять дружинников. Проверив подорожную и выспросив новости из поселка Дмитрия, которых Игнат почти не знал, отпустили ко всем богам. Их задача была заворачивать нежелательных для барона гостей, а поскольку Демидову туда не стремился, то и вопрос быстро отпал сам собой. Вообще баронство было почти целиком аграрным, только в горах, видневшимся вдалеке за замком, несколько шахт, в которых выкупленные в королевской тюрьмы преступники добывали медь и железо.
Поселок Кохем оказался точной копией того, где Игнату выдали подорожную, только раза в полтора больше и оживленнее. День давно перевалил за вторую половину, работа была закончена, кроме того тут, похоже, квартировала большая часть баронских дружинников. Пока Демидов ехал до трактира, носившего название «Wagenrad», а по-русски колесо, то увидел два стационарных поста, патруль, и человек тридцать праздно шатающихся бойцов, правда, трезвых и при оружии. Первые, проверив у него подорожную, на вопрос о трактире махнули рукой в сторону центра.
Вообще поселок был аккуратный, двухэтажные каменные дома с белыми стенами под бордовыми черепичными крышами, окруженные изгородями из кустов. В оба королевства в основном селились немногочисленные европейцы – немцы, чехи, англичане. Американцы сидели на другом континенте и о них уже четыреста лет никто ничего не слышал, а здесь собрались остатки соединенной Европы. Конечно русскими они до конца не стали, да и европейцами себя уже давно не считали, но все же сохранили довольно много, некоторые языки, имена, кое-какие обычаи. Например, пивной фестиваль в Церне был очень популярен, и на него съезжались люди не только из королевств, но и окрестных княжеств. Иногда магички открывали порталы состоятельным любителям пива. Игнат не бывал, но слышал об этом празднике много хорошего. Правда, не всем удавалось пережить неделю запоя, ну да это мелочи.
Трактир «Колесо» имел претензию на оригинальность – он был круглым. Припарковавшись у входа и прихватив свои пожитки, Игнат вошёл внутрь. Что ж, забавно, барная стойка была тоже круглой, как ступица, внутри нее стояла полногрудая девица с косичками и разливала огромные кружки с пивом. У входа скучал привычный для таких заведений мордоворот с уважаемой профессией вышибала. Скосив на гостя глаза и не обнаружив в нем никакой опасности, детина снова уставился в зал.
Девица, едва Игнат подошел, затараторила что-то на незнакомом ему языке, похоже, немецком, но видя, что гость не бельмеса не понимает, перешла на привычный общий русский.
– Чего господин изволит? – произнесла она приятным грудным голосом без всякого акцента.
– Господин желает комнату, пока что на пару дней, есть, пить и ванну.
Лицо барменши прямо расплылось в улыбке, потом ее взгляд наткнулся на серебряную эмблему на левом плече, и улыбка стала еще шире.
– Хозяин Штаир, хозяин Штаир, господину егерю нужна комната, – заголосила девица на весь зал.
Игнат мысленно матюгнулся, но промолчал, дурная девка растрезвонила на весь трактир, что у них селится егерь, а к вечеру об этом будет знать весь поселок. Ну да ничего уже не исправить. Из двери, которая располагалась ровно напротив входа, вышел, а вернее выкатился, крупный мужчина, стремящийся к идеальной форме шара, у него была совершенно лысая голова, полные щеки, красный нос и великолепные пышные усы черного цвета.
– Рад видеть вас, господин егерь, – подкатившись к «ступице» на своих коротких полных ножках, радостно произнес хозяин. – Я Гельмут Штаир, самый настоящий немец, имею в роду только арийские корни. И я рад приветствовать вас в моем заведении, которое принадлежит моей семье уже больше двухсот лет.
Игнат про корни ни черта не понял, но догадался, что перед ним самый «чистокровный бюргер» и редкостный враль. Но ничего про это не сказал.
– Я очень счастлив быть принятым в вашем заведении дорогой.… – Демидов припомнил обращения разных народов, «сэр» вроде английское и американское, «дон» испанское, как же немцы? А, «гер», – гер Штаир. Мне нужна комната, ванна, стол и, конечно же, ваше знаменитое пиво.
Немец расцвел, но на лесть не повелся.
– Только для вас, уважаемый егерь, десять чеков в сутки, еда отдельно, ванна в номере.
Игнат мысленно обматерил наглого владельца трактира. Делать нечего, цена была задрана вдвое, но поскольку заведение одно на весь поселок, а искать койку в доме у доброй старушки было лень, то Игнат отсчитал десять серебряных и протянул их хозяину.
– Дороговато, но за то, чтобы пожить в этом замечательном месте, не жалко, – при этом Демидов старался, чтобы его морду не перекосило.
Вроде получилось, хозяин остался доволен платой за два дня. Он махнул рукой, и тут же появился мальчишка, маленькая копия Гельмута, еще не такой круглый, но весьма упитанный паренек лет двенадцати.
– Это Франц, он вас проводит. У нас осталось всего несколько пустых номеров, остальные заняли офицеры барона.
Игнат мысленно улыбнулся, похоже, офицеры жили тут бесплатно, и это гера Штаира очень нервировало.
Комната Демидову понравилась, чистая аккуратное, как и весь городок. Небольшое квадратное окно, стены оббиты вкусно пахнущим деревом, кровать застелена настоящим бельем, в маленькой комнате по соседству ванная, чего Игнат в этом захолустье не ожидал, вода – горячая и холодная. Похоже, трактирщик платил магичке за поддержание своей гостиницы, для этого было достаточно даже волшебницы низшей пятой ступени, и, скорее всего, одна в поселке точно имелась.
Вымывшись, Игнат почистил запылившуюся одежду. Мила купила ему хорошие вещи, вся одежда была зачарована от износа, да и испачкать ее было не так просто, тогда в пещере кровь вертюха, в которой он валялся, довольно легко оттерлась простой водой.
Вернув на бедро кобуру с пистолетом, с другой стороны расположился его кинжал из чистого железа, Игнат спустился вниз. Народу прибавилось, больше всего было дружинников, которые заинтересованно провожали взглядом чужака со знаком егеря. Найдя незанятый столик на небольшом возвышении, «спицы» колеса, Видок уселся спиной к стене, и тут же появилась подавальщица, крупная деваха, очень похожая на ту, что торчала в ступице.
– Чего изволит господин? Что-то простое или национальное? «Wagenrad» славится настоящей немецкой кухней. Например, у нас есть свежайшие свиные обжаренные сосиски с квашеной капустой.
– Годится, – согласился Игнат. – Пива, пока пол-литра, хлеба. Ну и соус можно острый.
– Пять минут, – улыбаясь, произнесла подавальщица и унеслась в сторону ступицы.
Прошло чуть больше времени, но не так уж и много, вскоре стол был заставлен тарелками. Порция оказалась очень внушительной, что и хорошо, поскольку Игнат проголодался. Большая глиняная кружка с каким-то гербом, выполненным яркими красками, с настоящей крышечкой, дополняла впечатление.
Кормили в «Колесе» отменно, Игнат умял первую порцию и даже заказал десерт в виде кекса с пряностями и яблоками. Правда, он не сильно понравился, очень сладкий. Заказав еще одну кружку пива с чесночными сухариками, Игнат задумчиво уставился в зал. Несколько раз вспыхивала потасовки между дружинниками и местными, но вышибала свое дело знал отлично, и ни во что крупное они вылиться не успевали.
Отхлебывая пиво, Игнат заметил странного парня, одетого в кожаную толстую крутку, шлем из того же материала, на котором были круглые очки вроде тех, что надевала Мила, рядом лежали рукавицы. Надо сказать, он выделялся среди остального народа, парень очень быстро поглощал что-то из внушительной миски, запивая пивом, похоже, он сильно торопился.
– Чего еще господин изволит? – поинтересовалась подавальщица, которую звали Гретта, и она приходилась родной сестрой барменши Сары. – Может, пива? Или Шнапсу?
– Кто этот парень в кожаном шлеме? – спросил Игнат, указав взглядом направление.
– А, Вальтер это, наш местный изобретатель, – она хихикнула. – У него в голове не все дома, хочет, как предки, летать. Будто не знает, что нелюдь это отлично делает без всяких приспособлений, и только заберись повыше, как может и разорвать. Но упрям, говорю же, с головой у него не в порядке. Сейчас поест, и рванет обратно в мастерскую. Ему уже тридцать, а он все еще не женат, да и сомневаюсь, что у нас найдется такая, кто пойдет за чудика, перспектив-то ноль. Так, что будет господин?
– Пока ничего, – ответил Демидов. – Скажи, а где его мастерская?
– У западных ворот здоровенный такой сарай за крайним домом, – выдав информацию, Гретта поплыла к бару, покачивая своими крутыми бедрами.
Назад: Глава одиннадцатая Пора домой
Дальше: Глава тринадцатая Небесный путь

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт
enadFam
Я пожалуй просто промолчу --- все прям профи такие.... fifa 15 by xatab скачать торрент, скачать игру fifa 15 ultimate или скачать fifa 15 16 17 скачать fifa 15 без вирусов